Архив категорий Стихи Сергея

САХАRu.nеt

После обильных новогодних застолий и возлияний самое время ставить высокие цели и начинать новую, здоровую жизнь! Ну, к примеру, так, как сделал это мой лирический герой)))

САХАRu.nеt

-1-
В этот день в Москве вьюжило,❄❄❄
В Токио цвела сакура,🌼🌼🌼
Раз и навсегда с ужина
Я решил не есть сахара!🙊🙊🙊
Жили мы тогда с Ладкою.👫
Согрешив, тотчас каялись…😇
Жизнь и так была сладкою,🍓
Но, увы, смотрю – кариес,🙈
И ремень давно короток,👖
А XL второй меряю –👕
Еле застегнёшь! 😐Скоро так
Третью начинать серию!😞 Прочитать больше

ВСЁ БЛИЖЕ СНЕГ

Всё ближе снег – как хлопок, лёгкий,
Животворящий, как родник,
И небо каждым вдохом лёгких
Всё приближает этот миг! Прочитать больше

ЦЕРКОВЬ БЕЛОЙ ТРОИЦЫ

Новое стихотворение и будущая песня. Привет Тверской земле!

Стукнешь, и откроются –
Радуйся, бери –
Эти дни на Троицу
В солнечной Твери.
Словно сердца оберег,
Счастия полна,
Выкатится нА берег
Тёплая волна. Прочитать больше

ПРОГУЛКА ПО ВЕНЕ

Брожу, как пьяный, народ сшибаю!
Душа в осеннем разливе тонет.
Ах, Вена, Вена, она живая,
Она стекает в мои ладони!

Я выхожу из её кофеен,
Дышу Дунаем и венским лесом.
Ко мне на плечи садятся феи,
Ко мне навстречу спешат принцессы!

Поэт на сказку имеет право –
Пою шампанским лохматых троллей!
И обернулась такая фрау,
И улыбнулась такая фройлен!

Да разве можно таить обиды?
Не лучше ль будет обняться крепко?
Сегодня в Вене дают Аиду,
Сегодня в Вене поёт Нетребко!

Я суеверно, судьбе в угоду
В фонтан бросаю последний euro!
Ах, Вена, Вена, она не кода,
Она не кода, а увертюра!

Она – начало великой пьесы!
О чём? Не знаю пока и сам я…
О вечном счастье, о венском лесе,
О нашем месте под небесами…

И не сдержу я своих эмоций,
И не поверится в счастье это,
Когда какой-нибудь юный Моцарт
Возьмёт в работу моё либретто.

Октябрь 2013 г., Вена, Австрия

ЛЮБИМЫМ ЖЕНЩИНАМ

В буквы превращаются чернила…
Я пишу об истинном, благом –
Как она, любя, меня кормила
Материнским тёплым молоком.
Сколько солнца в этом человеке,
Тихого домашнего огня!
Господи, храни её вовеки –
Женщину, родившую меня!

Мысли зреют и ложатся в строки,
В тоненькую синюю тетрадь.
Я как будто снова на уроке,
Жизнь учусь любовью измерять.
И она – мудра, добра, красива,
Из того сентябрьского дня.
Много тысяч раз тебе спасибо –
Женщина, учившая меня!

Строфы слиты, как стальные звенья.
Точно так же спаяны во мне
Те неповторимые мгновенья,
Что прожиты с ней, наедине.
Мчит Земля по Солнечной орбите,
И живу я, в памяти храня,
Словно драгоценную обитель,
Женщину, любившую меня!

Лей, душа, и музыку, и слово!
Размешай их в песню без конца!
Я спешу, чтобы увидеть снова
Очертанья милого лица.
Пусть наш день – и светел, и восторжен,
Длится, златом солнечным звеня!
Я тебе ещё полжизни должен,
Женщина, простившая меня!

Скоро май осыплет снегом вишни.
Как же много хочется успеть!
Верю я, поможет мне Всевышний
Вас, мои любимые, воспеть!
И уж раз подумалось о Боге,
Попрошу я, голову склоня:
Дай, Господь, безоблачной дороги
Девочке, похожей на меня!..

Март 2012 г.

Я НЕ ПРОЩАЮСЬ

Строка молчит… Пробел, пробел, пробел.
Чиста страница, залитая светом.
Я, кажется, тобой переболел,
хотя и не спешу поверить в это.
Пройдя сквозь боль, где белый свет не мил,
такой весной дышу, такою новью!
Я, кажется, болезнь переломил,
я исцелил себя своей любовью!
Хлебнув тоски по самые края,
из сердца будто вытащил иглу я.
Теперь другие плечи грею я,
теперь другие локоны целую…
О, жаркий год! …И стылый, как металл!
То вечностью казавшийся, то мигом.
Я, кажется, тебя перечитал
и, наконец, открыл другую книгу…

Не вздрогну я от голоса, от глаз,
но, чёрт возьми! Пройти б через такое
хотя бы раз ещё, хотя бы раз –
так, как с тобой, но с новою, другою!..

Пора! Скучает красная строка,
облита светом белая страница.
Я не прощаюсь. Я через века
хочу к тебе обратно возвратиться…

Ноябрь 2011 г

РОЖДЕСТВО

Снегом выстелен, словно простынью,
Город в праздничном декабре.
Прямо к Господу, прямо к Господу
По седой пойду, по заре!
После стылой мглы нескончаемой
Наконец-то стало светать!
Почему-то вдруг так отчаянно
Стало мне Его не хватать!

А вчера ещё солнце жарило
С раскалённого полотна.
Расплескали жизнь, разбазарили,
Потому что пили до дна!
Потому что всё полной мерою,
Потому что всё через край!
Тут до Бога ли, тут до веры ли?
Тут и неспасённому рай!

Полыхнёт заря, словно зарево,
Попросить осмелюсь Творца:
Жизнь, что мне Тобою подарена,
Помоги пройти до конца!
Будь же милостив в снисхождении,
Дай пойти за Тобой вослед!
Скоро праздник твой, день рождения,
Так разлей же по душам свет!

Не убудет в земной обители
Торгашей, воров и менял!
Мир, который так ждал Спасителя,
Третью тысячу разменял!
Всё равно в рассветное, новое
За собой нас всех позови!
Горемычные, непутёвые –
Всё равно мы дети твои!

***
Снегом выстелен, словно простынью,
Город в праздничном декабре.
Прямо к Господу, прямо к Господу
По седой пойду, по заре.
Тайной вечною и прекрасною
Будет Божие нам родство!
Приходите все! Будем праздновать,
Будем праздновать Рождество!

Октябрь 2012 г.

Я МЕЧТАЮ О ТЕБЕ, ДЕТКА!

Мне б вовек не сочинить это,
Если б не был я тобой болен.
Я мечтаю о тебе, детка,
Не мечтая ни о ком боле.

Я мечтаю о тебе, бэби,
Представляю, как войдёшь в офис,
Как ты с кредитом сведёшь дебет
И, усталая, глотнёшь кофе.

Без фантазий – озорных, разных –
Жить скуднее, или нет, скудней!
Я мечтаю о тебе праздной,
Я мечтаю о тебе будней!

Сколько лет уже тебя знаю –
Всё равно упрямо, как ослик,
О тебе мечтаю до сна я,
И немножечко ещё – после…

Мысли льются ручейком резвым,
Сердце прыгает конём рьяным.
Я мечтаю о тебе трезвым,
Я мечтаю о тебе пьяным!

Было времечко – зальёшь браги,
Смотришь – эту целовать, ту ли?
Как мечталось о тебе в Праге!
Как мечталось о тебе в Туле!

Нам, славянам, только дай повод –
Вмиг завалим всё пустой тарой!
Я мечтаю о тебе – новой,
Я ведь тоже не такой старый!

В жизнь бы – вымыслы мои эти,
Я б такие вытворял штуки!..
Я б попробовал тебя в цвете,
Я б попробовал тебя в звуке!

Без поэтов мир падёт прахом,
Без поэтов – всё, хана, – угли!..
Мне б попробовать тебя в Yahoo,
Мне б попробовать тебя в Googlе!

Ох, умеет чех варить солод!
Под Будвайзер развалюсь, сидя.
Помечтаю о тебе, голой…
Может, я ещё не всё видел?

Мысль небесною течёт манной,
Не отмоешь никаким мылом.
Помнишь, что творили мы в ванной!
Или это не с тобой было?

Дай, бармен, ещё одну дозу,
Чтоб пробило до хмельной дрожи!
Чтоб мечты мои легли в прозу,
И в стихи мои легли тоже…

Чтобы стал я, как Максим Горький,
Или, скажем, как Демьян Бедный!
Как же жалко, что мечтать столько
В нашем возрасте, увы, вредно…

Ох, и барышня прошла с таксой!
Видно, лифчик не в ходу ныне!
Знаешь, что? Тебе идёт макси.
Только всё-таки носи мини…

Сентябрь 2011, Шарм-Эль-Шейх, Египет

ДВА СЕРДЦА

Неделей до, неделей позже –
он всё равно один, конец.
Конец всегда один и тот же
для откипевших двух сердец.
Сердец, что лет не замечали,
делились радостью простой,
сердец, которые стучали
с одной и той же частотой.

Пролей, сентябрь, дожди грибные
и расскажи, не мучай нас:
откуда эта аритмия
необратимая взялась?
В каком моём стихотвореньи
и почему случилось так,
что вдруг, в какое-то мгновенье
сердечко стукнуло не в такт
другому, близкому, родному?
И дальше, дальше началось…
Как быстро стали нам знакомы
ложь, равнодушие и злость!

Два сердца жили на вершине
своей, единственной судьбой.
Одну любовь они вершили
для двух хозяев – нас с тобой!
О, Боже, как они стучали,
какие ведали огни,
когда друг в друга мы дышали
и надышаться не могли!..

Сошьёт земле густую поросль
весна – заботливая мать.
Два сердца будут биться порознь
и друг от друга остывать…
Но где-то там, на самом донце
судьба для них оставит пусть
два небольших кусочка солнца –
неиссякаемую грусть
и нескончаемую радость –
крупицы прежнего тепла.
Пусть в каждом теплится лампада –
и негасима, и светла!

Остынет день, зажжётся вечер,
а мы живём, детей растим.
Когда сердца свои залечим,
давай друг другу всё простим!
И вновь окажемся в начале,
на самом краешке земли –
там, где сердца у нас стучали
и настучаться не могли.

Сентябрь 2011 г.

ЛИСТОПАД

Обречённо рвутся листья
И летят, летят, летят…
Словно землю шубой лисьей
Укрывает листопад.
Золочён её окрас!
Скоро снег. Какая жалость!
Вот бы так и оставалось,
Так и радовало глаз!

Что поделать, всё не вечно.
Отгорев, и мы уйдём,
Не спеша ли, скоротечно,
В землю, в свой последний дом.
Меж берёзовых корней
Все мы, все мы, человеки,
Упокоимся навеки.
Нету истины верней.

Кто бы спорил? Нет бессмертья.
Да и то, к чему оно?
Бесконечной круговертью
Жизнь продлится всё равно!
И не жаль её, не жаль,
Только хочется до боли,
Чтоб цвело весною поле,
Обещая урожай,
Чтобы нас добром на свете
Помянули много раз,
Чтобы жили наши дети,
Чтобы жили лучше нас.

Дождь кружится, бьётся оземь
Пред коленями берёз.
Похозяйничает осень
И помчится под откос.
Вслед – зима по целине
Убежит, ручьи оставив,
И под гомон птичьих стаек
Будут листья зеленеть.
А потом они задремлют,
Оборвутся, полетят,
И опять укроет землю
Лисьей шубой листопад.

Декабрь 2009 г.

ЗОНТИК

Помнишь, как вьюжило на горизонте?
Солнце скрывалось за снежной рекой.
Ты подарила мне маленький зонтик,
в кружевах, в блёстках, забавный такой.
Вроде бы мелочь, безделица просто.
Было приятно, не больше того.
Я, от жены избегая вопросов,
сунул в багажник машины его.
Там и валялся он, там и пылился,
сумками мяло нехитрый каркас.
Ну, а потом этот вечер случился.
В разные стороны бросило нас.

И потянулась безвременья тяжесть,
и навалилась отчаянья жуть.
Солнце закрыла какая-то сажа,
небо закрыла какая-то муть.
Лето сменила дождливая осень,
хмурая осень – праматерь разлук.
Как то, когда я авто пылесосил,
зонтик нашёлся, и вспомнилось вдруг
время, где сердцем, распахнутым настежь,
мы создавали великий роман,
время, в котором – не горсточка счастья,
время, в котором его – океан…
Всё заберите, но только не троньте
чувства мои, что светлы и чисты.
Ты мне, конечно, дарила не зонтик –
это себя подарила мне ты…

Маленький зонтик ко мне переехал,
я починил его, я подлатал,
словно заштопал на сердце прореху,
словно заполнил на сердце прогал.
Только вот мир разделить стало не с кем,
принадлежавший нам только двоим.
Просто живу я… А в комнате детской
дочка играет с подарком твоим.

Снова зима, снова снега – по крышу.
Значит, по осени – жди урожай.
Господи! Как же мне нужно услышать
только три слова: – Я жду. Приезжай!

Август 2011, Крым, Коктебель

ВНАЧАЛЕ БЫЛО СЛОВО

-1-
Вначале было Слово. До того
Лишь тёмный дух носился над водою,
И крошечное солнце молодое
Ваял Господь из сердца своего.
И пала мгла! И пал на землю свет!
И это было первым чудом света.
И потекли до звёзд и до планет
Сквозь бесконечность световые лета…
И начались обычные дела:
Текли века, моря солили суши,
Земля ютила мёртвые тела,
А небо щедро принимало души…

Выходит, свет из Слова был рождён?
А, коли так, то всё подвластно Слову!
Тому, что было истиной, остовом,
Поводырём, владыкою, вождём,
Из-за него Христос светлоголовый
К распятному столбу был пригвождён!
Его несли любимым на устах,
С ним шли на плаху, поднимались в битву,
И, славя светлоликого Христа,
Летели к небу чистые молитвы…

-2-
И где оно теперь? Скажите, где?
В развалах одноразовых книжонок,
Проказой иноземной заражённых
И пресных, словно каша на воде?
Увы, увы! Оно уже давно,
Не убоясь ни Бога и ни чёрта,
Эфирною размыто болтовнёй
И жёлтыми газетами истёрто,
Зализано казённым языком.
Истерзанное уличною бранью,
Оно давно томится под замком,
А не сверкает яркою огранью…

-3-
Но вот оно, послушное перу,
В твою строку легонечко ложится,
Как маленькое зёрнышко пшеницы –
Чтоб зацвести, взрасти, заколоситься,
И, наконец, страница за страницей
Разлиться в бесконечность точка ру!
О, ты, Поэт, немногий из людей,
Тебе дана, дана такая сила,
Чтоб эта нива вновь заколосила!
Вспаши её! И царствуй! И владей!
Чтоб Слово проливалось, как елей,
Как Солнце, приходящее с востока!
Холи его и пестуй, и лелей!
И говори! От сердца. От истока.

Давай, Поэт, давай, Поэт, давай!
И, словно в вену тяжелобольного,
Ты кровь свою в строку переливай,
Чтоб навсегда вначале было Слово!

Ноябрь 2009 г.

ЛЮБИТЬ ТАКУЮ ЖЕНЩИНУ, КАК ТЫ

Дыхание уснувшего Везувия…
Предчувствие восторга и беды.
Безумие, какое же безумие –
Любить такую женщину, как ты!

О, боль моя! Что может быть красивее?
Твои изгибы, линии, черты…
Бессилие, какое же бессилие –
Забыть такую женщину, как ты!

Мне снится дождь, в кровавое окрашенный,
Чужие перекошенные рты.
Бесстрашие, какое же бесстрашие –
Любить такую женщину, как ты!

Уснул наш сад, уснули розы чайные,
Изрезал плющ несчастные цветы.
Отчаянье, какое же отчаянье –
Терять такую женщину, как ты!

Но я пойду на плаху, на заклание,
Ни света не боясь, ни темноты,
Пойду вослед великому желанию –
Любить такую женщину, как ты!

Июль 2011 г.

ПОКОЛЕНИЕ ВОЙНЫ

Неровным, размыкающимся строем,
В мир неисповедимой тишины
Уходит поколение героев,
Уходит поколение войны.

Не сетуя, по выдоху, по вдоху,
Слабеющей лучиною горя,
От нас уходит целая эпоха,
Вместившая войну и лагеря.

Но если жизнь на небе всё же есть –
Там всё готово к званому обеду,
Там ждут последних, чтобы вместе сесть
И выпить за великую Победу.

И там, где всем навеки хватит места,
Где незачем и не с кем воевать,
Отцов увидят дети наконец-то,
А вдовы станут жёнами опять,

Обнимутся солдаты и матросы –
Медаль, звеня, ударит о медаль.
И будут петь Шульженко и Утёсов,
А Шостакович сядет за рояль.

И где-то там в рубахе деревенской,
Как на портрете – и плечист, и юн, –
Сидит мой дед, пропавший под Смоленском,
И обнимает бабушку мою,

Её – того родного человека,
Что, в смерть не веря, в стареньком дому
Ждала его, ждала его полвека,
Не отдавая сердце никому.

Идут солдаты в небо тропкой узкой
И будто входят в свой родимый дом:
– А ну-ка, где тут первый Белорусский,
Ну, где тут мой гвардейский батальон?

И тут же, сразу – всё порасспросили:
– Ну, что у нас? Какой теперь расклад?
А к ним прильнут: – Ну, как она, Россия?
А к ним прильнут: – Ну, как она, Москва?

Рассядутся за длинными столами,
И разольётся песня, как река,
Аж колыхнётся боевое знамя!
Но это будет после, а пока…

Задумавшись, в нетягостном молчанье,
На облако присев, как на топчан,
Дымят махрой и ждут однополчане
Оставшихся своих однополчан.

Март 2010 г.

СЛОВА ГРАНИЛИСЬ, КАК АЛМАЗЫ

Слова гранились, как алмазы,
И камнем падали в строку.
Не сразу понял я, не сразу,
Какое чудо я смогу
Создать сейчас, сие мгновенье,
Вот здесь, за письменным столом,
Когда явилось вдохновенье,
И я сказал ему: – Шалом!

Слова лились, слова сверкали,
Как водопад, как фейерверк!
Они – то небо опускали,
То поднимали землю вверх!
И гимном этого союза –
Небесной тверди и земной –
В моё окно влетела Муза!..
Она стояла предо мной
Простоволосая, нагая,
В расцвете женской красоты.
Не ты, какая-то другая,
Похожа очень. Но не ты.
А я спешил, ломая перья,
Я слову сердце отворил
И, словно жалкий подмастерье,
Её творил, творил, творил!
Уже б пора поставить точку,
И начала неметь рука,
Но вдохновенная река –
Из глубины, издалека,
Ещё текла, рождая строчки!
Она текла, как Божья милость,
Текла, как Божья благодать!
И вдруг река остановилась…
И потекла обратно, вспять.
И, истончённая, исчахла.
И всё ушло. Закрылись чакры…

О, Ты, всесильный и могучий!
Чем мне тебя благодарить
За этот миг, за этот случай,
За эту тоненькую нить,
За эту связь с непостижимым,
За эти бездны и вершины?
О, Ты, всесильный и могучий,
Я не устану говорить:
Прошу: ещё меня помучай
Великим счастием творить…

Июль 2011 г.

ЯБЛОЧНЫЙ СПАС

Среди сада голого,
Среди сада зяблого
По зиме, по холоду
Распустилась яблоня.
Ожило вдруг деревце
Под метелью шалой,
Словно красна девица
Грудью задышала…

То ль мелькнуло соколом
Солнышко весеннее,
То ли одинокому
Мне она – в спасение?
Только в ночь суровую
Радостным началом
Мне она, медовая,
В окна постучала…

Я её укутывал
Шалями пуховыми
От такого лютого,
Ледяного холода.
Грел руками жаркими
Сердце молодое,
И поил дикарку я
Талою водою.

И молил я Господа
О весенней просини,
Чтоб напиться досыта
Ливнями да росами,
Чтоб вились над клёнами
Ласточки, стрижи ли,
Чтоб сердца влюблённые
Зиму пережили…

Чтоб она, озяблая,
Разродилась к осени,
Чтоб на Спас на Яблочный
Щедро плодоносила,
Чтобы зрели благостно,
Наливались в кроне
И, как звёзды августа,
Падали в ладони…

*****
Среди сада голого,
Среди сада зяблого,
По зиме, по холоду,
Распустилась яблоня.
Только, знать, поделится
Счастье не со мною,
Не сберёг я деревце
Лютою зимою…

Май 2010 г.

МОЯ СТРОКА — МОЯ ИСПОВЕДАЛЬНЯ

Как арестант измученный острожный
Недугом изнуряющим томим,
Я болен глубоко и безнадёжно
Своей любовью с именем твоим.

А начала момент полураспада
Мятежная июльская гроза,
Когда дотла, до пепла с полувзгляда
Меня сожгли раскосые глаза!

Держа в ладонях тонкие запястья,
Тебя глотал я жадно, не цедив!
И пил, и пил своё хмельное счастье,
Всё больше обостряя рецидив…

Вам нужно дальше? Только если вкратце…
Превысив дозу в миллионы раз,
Я и сейчас не в силах оторваться
От этих тёмных и бездонных глаз.

Я поселю тебя в себе, родная,
Закрою плотно двери без личин
И буду жить тобой, прекрасно зная,
Что я уже, увы, неизлечим…

Ну, а случится вдруг дороге дальней
Нас разлучить с тобой в один из дней,
Моя строка – моя исповедальня
Расскажет миру о любви моей.

Апрель 2011 г.

ГРОЗА

-1-
Тяжёлый ветер сгрудил облака,
Прижал к земле измятые колосья,
И с яростной, неукротимой злостью
Обрушил ливень в тёмные луга.

Сверкнуло небо огненным мечом,
Нырнули в землю ящерицы молний,
И заревел молоденький бычок.
И началось. И грянуло. По полной!

-2-
Застыла трасса, фарами едва
Сквозь шквал дождя обочину нащупав,
И разорвался вновь небесный купол…
А ты, дрожа, мне ткнулась в рукава.

И канул мир под натиском воды,
Захлопнув нас в автомобильной клети,
И не осталось ничего на свете
И никого. А только я и ты.

И сквозь грозы тропическую жуть,
До спазма в горле ощутил я телом,
Как задышала трепетная грудь,
И ты раскрылась… Жадно! Дерзко! Смело!

И ты раскрылась, руки разметав,
Моим рукам горячим уступая,
А ливень бил в окрашенный металл,
И бились мы, друг в друге утопая…

И не был я безумней, чем тогда,
В утробе той серебряной «Тойоты»,
Когда лила солёная вода,
Открытых плеч туманя позолоту…

-3-
Ушла гроза. И через полчаса
Всё было тихо, солнечно и мило.
И ты мне что-то нежно говорила
И гладила по мокрым волосам.

Август 2008 г., Крым, Коктебель

АНАПСКИЙ БЛЮЗ

-1-
Солёным ветром
Срывало шляпы,
Ершило ветки.
Так неприветно
Гостей Анапа
Встречала редко.

И было зябко,
Насквозь дождливо
В курортный вечер.
С гвоздик охапкой
Навстречу шли Вы –
Судьбы предтечей.

Какой волною
Внесло нас вместе
В одну из улиц?
Нас было двое,
И так уместно
Вы улыбнулись…

-2-
О, как же мило
И как отважно
Ты разбудила
Меня однажды!
Ты пахла морем
И пряным югом,
Ты стала вскоре
Моей подругой,
Не той нимфеткой,
Одной из многих,
А той, что редко
Даруют боги.
Ты, скрипнув ставней,
Рассвет хранящей,
Вдруг стала главной
И настоящей!

И южной ночи
Нам стало мало!
И губы – в клочья,
До крови алой!
Мы в одиночку
От зноя зябли
И по глоточку,
По малой капле
Любовь вкушали
Одновременно
И не дышали
Попеременно.
Боялись сразу
Всё счастье выпить,
Боялись разом
Себя пресытить…
И от печали,
И от недуга
Мы укрывали
Собой друг друга
За тонкой дверью
С живой оградой
Из шишек хмеля
И винограда…

-3-
А дни упрямо
Бежали стайкой,
И, словно мама,
Твоя хозяйка
Несла борща нам,
Пекла лаваши
И угощала
Вином домашним.
На кухне мило
Со мной воркуя,
Беречь просила
Тебя, такую.

Мы были вместе
И дни, и ночи!
Мы на комете
Летали в Сочи.
Мы пили Херес
И Цинандали
И по Ривьере
Весь день гуляли.

Какая сила
Свела нас, грешных?
А ты кормила
Меня черешней.
Светившись златом,
Меня пьянящим,
Сама была ты
Черешни слаще…

Мы избегали
Кипящих пляжей,
Где был телами
Песок приглажен –
Мы набирали
Вина и фруктов
И, укрываясь
В безлюдных бухтах,
Под шум прибоя
И крики чаек
Вдвоём с тобою
Рассвет встречали…

-4-
Шумело море,
И только-только
Кусочек солнца
На горизонте
Лимонной долькой
Едва зажёгся.
Звёзд было много,
И мы нагими
В волну вбегали…
И я был Богом,
А ты – Богиней,
И мы едва ли
Могли поверить,
Что всё минует
И не вернётся,
Что не без меры
Нам жизнь дарует
Кусочки солнца.
Ещё рябины
Литые гроздья
Горели ярко,
А осень в спину
Незваной гостьей
Дышала жарко…

-5-
Промолви слово,
Ответь, судьба, мне,
Ну, как так вышло,
И как любови,
Совсем недавней,
Вдруг стало лишку?
Невесть откуда
Пришла усталость
От поцелуев,
Хотя друг другу
Ещё казалось –
Перезимуем…
Но лишь забвенье,
Как Божья милость, –
Оно бессрочно,
И наше время
Ко дну катилось
В часах песочных…

-6-
Прости, что толком
С тобой, Богиня,
И не простились.
Прости, что долго…
Что только ныне
Стихи сложились.
Что если оба
Увидим завтра
Утришский берег,
Не будет снова:
Ты – Клеопатра,
А я – Тиберий…
И всё же славно,
Что ты, такая,
Была тем летом.
А может, правда,
Из-за тебя я
И стал поэтом?
Ведь я же тою
Янтарной чёлкой
Всю жизнь болею…
Живу тобою
И ни о чём я
Не сожалею.

Июль 2009 г., Шарм-Эль-Шейх, Египет

ПИРУЕТ ЗНАТЬ

Пирует знать,
Распяв за нефть и газ
Мильоны нас,
Простых,
Себе в угоду.
Пирует знать,
Не кроясь, не стыдясь,
Пирует знать
На кровные народа.

Пирует знать,
Бокалами звеня,
Бросая кости
Челяди дворовой.
Пирует знать,
Безжалостно доя
Российскую
Священную корову.

Пирует знать
В отстроенных домах,
Хрустят в зубах
И тысячи, и сотни!
Пирует знать,
А чёрная чума
Внимательно глядит
Из подворотни.

Декабрь 2008г.

ПЕРВАЯ СКРИПКА

1-
Первая скрипка оркестра,
Лишь объявили антракт,
Вдруг заявила: – Маэстро!
Я разрываю контракт!

Хватит диезов, бемолей,
К чёрту Бетховен и Бах!
Мне бы разнежиться вволю
В лёгких цыганских руках.

Мне б порезвиться с гитарой,
Передразнить соловьёв,
С юношей смуглым на пару
Спеть про земную любовь.

Из маеты репетиций,
Нудных прогонов и гамм
Выпорхнуть вольною птицей
К дующим в трубы ветрам.

Двери из нотной решётки
Вскрыть бы скрипичным ключом,
И фестивалить в охотку
С чёрным хмельным трубачом…

Радуясь новым созвучьям,
Искренним полутонам,
Выплеснуть Besamе Mucho
В дымный ночной ресторан…

-2-
Первая скрипка очнулась
В сладком, туманном бреду
И озорно улыбнулась
Даме в четвёртом ряду.

Вновь разбежались кулисы,
Молнии рампа зажгла,
Снова привычно и быстро
Музыка в ноты легла.

Но ощущенье свободы
Всё будоражило мозг –
Как приближение родов –
И, наконец, прорвалось!

Вместе с финальным аккордом
Прима вдруг бросилась в блажь
И побежала экспромтом,
Вычертив дерзкий пассаж!

Замерли клавиши, вздрогнув,
Бледно застыл дирижёр,
Смело, торжественно, гордо
Скрипка вступила в мажор
И, набирая крещендо,
Всё ускоряя разбег,
Бросила молнии-ленты,
Волны стремительных рек,
Многоголосие бури.
Грохот разбитых зеркал!
Ливнями звуки хлестнули
В поднятый на ноги зал!
Музыки нового века
Всех накрывала волна.

-3-
…Страшно ударившись в деку,
Лопнула третья струна!

Скрипка заплакала, сбилась,
Всхлипнув минорную соль,
И по смычку покатилась
Мутной слезой канифоль.

Февраль 2007 г.

ЦЕРКОВЬ ПОКРОВА

От Владимира – на Нижний –
В десяти верстах всего,
Под накидками из вишни –
Боголюбово село.

А направо – в междуречье –
Нараспашку всем ветрам,
Тихой радости предтеча –
Православный светлый храм.

Там, где Нерль впадает в Клязьму,
Среди травных покрывал,
Шаль надев из белой бязи,
Встала церковь Покрова.

Дивной птицею лебяжей,
Помня половцев, хозар,
Рождена по воле княжей
Восемьсот годин назад.

Красотой восточных прясел
Сердце русское пленя,
Лик её и чист, и ясен,
Как сиянье бела дня!

Словно младшенькая дочка
Деревенской слободой
В голубом своём платочке
Убежала за водой
И осталась, и застыла,
Засмотревшись в зеркала,
На невидимых перилах
Рукотворного холма.

И когда разлив весенний
Прорывается в поля,
Словно в голые колени
Льдины бьют о цоколя.

И стоит она под солнцем
Над быстриною реки,
А вода всё льётся, льётся,
И рождаются стихи!

Но воспеть такое разве
Может скромный мой рассказ?
Там, где Нерль впадает в Клязьму,
Побывай. Хотя бы раз!

Август 2008 г.

ПОЭТУ

Совсем немного слов в твоём стихе,
Всё остальное – там, за многоточьем…
Давай, поэт, присядем в уголке
И подведём итог бессонной ночи.

Скажи мне, из десятков тысяч слов
Как отыскать сумел ты только эти!
Каким чутьём перо твоё вело,
На том ли ты бродил, на этом свете?

Ты не открыл законов красоты
И не придумал гениальных формул,
Но только ты в ответе, только ты
За сладкий ком, вдруг подступивший к горлу…

ПАСХАЛЬНАЯ НОЧЬ

Светла дорога в Храм,
И темнота светла,
И праздничный кагор,
Как водится, почат.
Спали, Свеча, весь хлам
Души моей дотла,
Пусть родники её
Мироточат.

Как сладок, Боже мой,
Земной бывает путь!
А в небе Южный Крест
Подобен алтарю.
И я вернусь домой
И, прежде, чем уснуть,
— Христос Воскресе! –
Тихо повторю.

ДУЭЛЬ

Вас любили княгини,
И лелеяли маршалы, –
Молодых неразлучных дворян.
Вы владели латынью,
Шли тяжёлыми маршами
За Отечество, Веру, Царя.

Слово дерзкое с искры
Разгорелось до пламени…
Понимая, что обречены,
Оба встали под выстрел
После крёстного знаменья,
Презирая судьбу и чины.

Коченея от вьюги,
Через рамку прицельную
Нарезными глазами стволов
Любовались друг другом
Пистолеты дуэльные
С расстояния в тридцать шагов…

Две дрожащие сабли
Снегом утренним хрустнули.
Жизни, смерти ли дёрнули нить?
Поединок объявлен,
Русский целится в русского,
И нельзя ничего изменить…

ДВА ОГНЯ

-1-

Плясал по крыше алый шар
Многоязыко, кумачово,
И, ухмыляясь, вопрошал:
— Не горячо вам?

И, изнутри, из-под стрехи,
Разведав все ходы и ниши,
Огня метнулись языки
Под юбку крыши.

Бросало в жар огромный дом,
Валился брус, рвались стропила.
Что устоит перед огнём,
Набравшим силу?

Роняли яблони во мглу
Слезами огненными листья,
И сбились в пепел на полу
Стихи и письма…

Всё обречённей и слабей,
Перерезая дыма платье,
Кружила стая голубей
Над голубятней.

Дом уходил в небытиё…
Качала ель сожжённой лапой,
И дождь, не справившись с огнём,
Стыдливо плакал.

И завораживало, жгло
От этой первобытной силы,
И памятью меня несло
И уносило…

-2-

Теплел камин, и согревался плюш,
И оживали мягкие игрушки,
Разлил огонь оранжевую тушь,
И лёг молочный дым на кудри стружки.

И принялось забавой, зацвело,
Запело, заплясало, заиграло,
И кинулось бесценное тепло
На плечи невесомым покрывалом.

И занялась, затеялась игра,
Игра огня с неугомонной вьюгой
И полетели на пол свитера,
И двое сердцем тронули друг друга.

Дымил и плыл, приветствуя восход,
По морю из белеющих сугробов,
Наш дом, как будто тёмный пароход,
Таинственною лунною дорогой.

Холодный свет оранжевой луны,
И теплота огня – огня земного, —
Они пришли. И вместе были мы.
И было празднично, и ново…

Июнь 07

ГОЛУБЬ

Я держал его в руках –
И не удержал.
Рвался голубь в облака,
К маленьким стрижам.

Покружился надо мной –
Ты, мол, извини…
И игрушкой ветряной
В поднебесье взвил!

Не вернулся голубок,
Как я ни молил,
Скрылся шарик голубой
В солнечной дали.

Улетел он в облака,
К молодым стрижам…
Я держал любовь в руках –
И не удержал.

Январь 2007 г.

ВСТРЕЧА

Дымкой – чай… Шоколадное золотце
В блёстках света вечерней зари.
Ты так близко, что можно дотронуться.
Не молчи, говори, говори.

О друзьях, отдыхавших в Дубровнике,
И о пробках по всей кольцевой,
О машинах, о новом любовнике,
Мне же можно, я давнишний, свой.

Если б только ты знала, да ведала
Что мне стоит казаться простым,
Как мучительно ждал эту среду я,
Как ходил я разбитым, пустым.

Улыбаюсь, киваю, советую,
Весь горя от смеющихся глаз…
Разве можно так близко с поэтами,
Да ещё и влюблёнными в Вас?

– Ну, пока! Созвонимся. Поехала!..
Чай остыл, недопит Совиньон.
И надорван пакетик с орехами…
И надорвано сердце моё.

В МАСТЕРСКОЙ ПОЭТЕССЫ

Я в мастерской твоей
Уже не гость,
Я – созерцатель,
Часом – даже критик,
Собрат, читатель,
Психоаналитик,
Поэзией
Пронизанный
насквозь.

И, занавес однажды
Приоткрыв,
Я вижу путь к стиху,
Как по глотку, по грамму
В пожары разгораются костры,
И буквами врезается в строку
Души твоей большой
Кардиограмма.

Я наблюдаю, как
Непросто и не вдруг,
За шагом шаг,
Сквозь труд
И озаренья,
От замысла – к черновику,
И – набело,
через сомненья,
Из мастерства,
таланта,
вдохновенья
Рождается оно,
Простое откровенье –
Ещё одно
Твоё стихотворенье.
                                   

                     Сентябрь 2007 г.

АКВАРЕЛЬ

Чёрно-белые клавиши,
Чёрно-белые строчки стихов
Окружают, теснят,
И на улице – серая мгла…
Ты уйдёшь и оставишь мне
Комнату тёплых духов;
Чуть побудет весна
И умчится в окошко стремглав.

Не торопится летнее
Возвращенье в сырой Коктебель,
Наш любимый маршрут
В Новый Свет затянули дожди…
Были – тридцатилетние,
Весело жгли мишуру,
Было всё в акварели,
И не было стылой вражды
Чёрных клавишей с белыми,
Был апрель, были полутона.
Мы не жили мудрей,
Просто мы различали цвета.
Были мы – акварелями;
Кто теперь вспомнит о нас?
Дни открытых дверей
Прекратились. Давно. Навсегда.

И защёлкает слайдами
Безутешная хроника дней,
И бесцветные сны
Не обрадуют, не отвлекут.
Мы ни Бонни, ни Клайдами
Больше не будем, увы,
Ведь цветы однолетние
Только однажды цветут.

Декабрь 07

МНЕ НЕ ДАЮТСЯ СТРОЧКИ О ТЕБЕ

Мне не даются строчки про Луну.
Не удаётся, не родится слово.
А хочется чего-нибудь такого…
Чтоб зацепило, тронуло струну.
Чтоб истомиться в сладостном плену,
Рождая стих и радостно, и ново.
Нет, мне, наверно, рано про Луну.

Мне не даются песни о весне.
Я пробовал – никак… Неинтересно.
Да и зачем? Ведь всё давно известно:
Затеплит солнце, и растает снег,
И вскроет ледоходом вены рек,
И сердцу миллионов станет тесно…
Нет, пусть другие пишут о весне.

Мне не даются строчки о тебе.
Нет, я пишу. И много, и правдиво.
Но не найти такого объектива —
Запечатлеть ресниц твоих разбег…
Но я не в силах передать то диво…
Хотя… И я сбегаю торопливо
И вновь пишу. О главном! О тебе!

ПОСВЯЩЕНИЕ КОКТЕБЕЛЮ

Воздух крымский, берег моря,
От шашлычных сладкий дым.
Путь сюда давно проторен
Поколением моим.

Сколько ж в огненной купели
Переплавлено руды!..
В каждой бухте Коктебеля
Мы оставили следы.

Пили солнечные вина,
Ели вкусных окуней,
И врезалась галька в спину
Юной спутнице моей…

Июль 2008, Крым, Коктебель

Я СЛУЖУ ЛИТЕРАТУРЕ

До бессоницы, до дури,
Вот уж скоро восемь лет
Я служу литературе,
Доморощенный поэт!
Не под чьей-нибудь пятою,
Не за Хенесси с Дор-Блю –
Нет, над каждой запятою
Добровольно я корплю!
Я котлетку разогрею,
Покромсаю помидор –
И скорее, и скорее –
К милым ямбу и хорею
За любимый монитор!

Что ж за мания такая –
Быть заложником пера,
Жить, бумаге потакая?
Ведь пора уже, пора
Научиться жить, как люди,
Млеть под пухом одеял!
Жизнь-то – вот она, на блюде –
Заработал, погулял,
Отдохнул, сходил в кинишко,
Посидел себе в пивной…
Ну, а тут… Ведь даже книжки
Не продал я ни одной!
Вас спрошу, но ударенье
Можно сделаю на «бля»?
Почему за выступленья
Нам не платят ни рубля?
На бензин хотя бы было,
Уж не то что «наварить»!
А бумага? А чернила?
Эх, да что там говорить!

Бог с ним, с этим капиталом –
Не графья, попьём чаёк!
Лишь бы души напитал он,
Стихотворный ручеёк!
Лишь бы каждому досталось –
Где словечко, где строка,
Ну, а там, глядишь, под старость
И получится река!
И останется надолго –
Полноводна, глубока!
Ну, не как, конечно, Волга,
Но, хотя бы, как Ока!

До бессонницы, до дури,
Вот уж скоро восемь лет
Я служу литературе,
Доморощенный поэт.
В небо рвусь, срываюсь в бездны,
И слагаю, и пою!
И всё это безвозмездно
Просто людям отдаю!

Январь 2014 г.

ЛЫЖНАЯ ФАНТАЗИЯ, НАПИСАННАЯ В БЕССНЕЖНЫЙ ГОД

Канифолю старый «Фишер»
И ворчу, убравши смех:
– Ты, который так всевышен,
Опрокинь на землю снег!
Заровняй бугры и ямки,
Да морозца не жалей,
Чтобы лыжи, чтобы санки
Покатились веселей!
Сколь бесснежье длиться может?
На дворе уже январь!
Ты уснул, наверно, Боже?
Посмотри на календарь!
Велика ль тебе работа?!
Сыпь, порадуй малышню!
Cлушай, я тебя в субботу
Приглашаю на лыжню!
Глянешь, как душой пируют,
Отдохнешь от высших сфер.
Я тебя экипирую –
У тебя какой размер?
Дам комплект, почти что новый,
Чуть подштопать ремешок,
И поедем в лес сосновый
Мы на сахарный снежок!
Тронь ладонями своими –
Он рассыпчат, он не тал!
Ты ж в своём Иерусалиме
И зимы-то не видал!
Настоящей, русской, нашей,
Чтобы снег был, а не каша!
Чтобы солнце и мороз,
И сугробы в полный рост!

Зимний лес – как будто кован…
Мы – на лыжи – и пойдём!
Научу тебя коньковым,
Отработаем подъём,
А потом – на длинном спуске,
Сжав себя почти в кольцо,
Крикнем что-нибудь по-русски
Ветру жгучему в лицо!
А вокруг – в сугробах этих –
Сосен рыжие стволы,
Воздух – словно энергетик
Из мороза и смолы!
Ну, не чудо? Ну, не праздник?
Посмотри, не сказка разве?

Накатаемся на диво
И отправимся домой.
Молвит Боженька счастливый:
– Да, вот это выходной!
Я ж задумаюсь дорогой –
Как, ума не приложу,
Снег я выпросил у Бога?
Вот ребятам расскажу!

Время – как ручей сквозь камни…
У небесных у ворот
Скажет Господи: – Пора мне!
Дел в раю – невпроворот!
Попрощаюсь я с Мессией,
Улыбнусь ему: – Бывай!
Ты уж там… Храни Россию…
И про снег не забывай!

Апрель 2014 г.

ПРО ПОЭТОВ, ДВЕРИ И КЛЮЧИ

Ну что, мой хороший, не пишутся вирши?
А хочешь, на ушко шепну, почему?
Твоё вдохновенье прокисло без пиршеств
В закрытом, измученном скукой дому.

Запрёшься в квартире и мечешься зверем,
Пытаясь под рифмы подстроить слова.
А Муза придёт, поскребётся под дверью,
Печально вздохнёт – и была такова!

А ты всё сидишь и изводишь бумагу.
Послушай – оставь бесполезную прыть!
Не доктора нужно тебе и не мага,
А нужно всего-то лишь двери открыть!

Дружище! Разрушь свой прокуренный кокон,
Не парься в закрытых и душных стенах!
Как в проводе медь оживает под током,
Почувствуй восторг от распахнутых окон,
От мира в пронзительных полутонах!

На свалку – решётки, защёлки, засовы!
Нырни в подворотню – свободный, ничей!
Туда, где тебя дожидается слово,
Где яблоки зреют, и ухают совы,
Черпни вдохновенья из этих ночей!

Давай же, попробуй! И если ты сможешь
Почуять разрез этой жизни нутром,
Почувствовать мир этот собственной кожей,
Тогда и начнёшь подниматься на трон.

И вдруг рассветёт – от земли, отовсюду!
И солнце взойдёт небеса рассинить.
Тогда и случится великое чудо –
Сама из клубочка потянется нить!

И ляжет строка золочёным шитьём,
Оставив лишь то, что ничем не измерить –
Единственный ключ, открывающий двери –
Свободно живущее слово твоё!
Июнь 2014 г.

АЛИНА. ВТОРАЯ ЧЕТВЕРТЬ

                          « …И если что-нибудь мной прошляплено,

                                То в этом нет ничего такого!

                               Сегодня небо окосолаплено —

                               Но удивительно васильково!»

                                                                         Алина Серёгина

А под окошком – красна калина,
И бабье лето ещё живёт.
В такой вот день родилась Алина,
Без одного в девяностый год.
Год революций, не политеса,
Когда накрылся Варшавский блок!
И вдруг рождается поэтесса!
И пишет, пишет почти, как Блок!
Её откроешь – и сразу остро,
И не до водки, и не до баб!
Ох, я бы с нею махнул на остров!
Да я бы с ней не махнул куда б?
И пусть завистники волком воют,
Пусть заливают себя слюной –
Плевать! Хотя я и старше вдвое,
Мы оба грезим одной луной!
Мы с ней, как ниточка за иголкой,
За вдохновеньем спешим вослед!

Ну, что, читатель, заглянем в щёлку?
Я покажу, как живёт поэт!
Как только филин три раза ухнет –
За мной, тихонько! Заходим… Чу!
Смотри! Алина сидит на кухне,
Слова рассыпав, и под свечу
Она всю ночь ворожит над снедью,
Она таинственна и светла!
И, как у всякой хорошей ведьмы,
В прихожей скромно стоит метла…

Вот так, врезаясь в вороньи стаи,
Летя сквозь ливень и звездопад,
Слова корнями в стихи врастают,
И их не вырвать уже назад!
Они из муки и наслажденья,
В них вдохновенье, талант и труд!

Но мы забыли про день рожденья…
Растёт Алина! Часы идут,
Качает ветер калины ветви,
И облаками закат тиснён…
Что ж, завтра будет вторая четверть,
А нынче, други мои, туснём!
В былое время курнул травы б я,
Но, возраст всё-таки… Не к лицу!
Давайте просто по рюмке выпьем,
Ведь стих подходит уже к концу!

Уедут гости, уймётся ветер,
Заглянет месяц в её альков.
И будет сон её чист и светел,
И удивительно васильков…

Октябрь 2014 г.

КРИКНУ ГРОМКО

Крикну громко: – Люблю! – и эхо
Многократно меня подхватит.
Ты явилась такою вехой –
Целой жизни, боюсь, не хватит!
В тайниках отыщу слова я,
А строка их надёжно скрепит.
Пусть для каждого узнаваем
Станет этот священный трепет!

Крикну громко: – Люблю! – и город
Полной грудью со мной задышит!
Он ответит мне птичьим хором,
Майским ливнем стрельнёт по крышам.
Ах, какой отдаётся грустью
Этих лет безтебяшных вычет!
Но ведь это ещё не устье,
Да к тому же весна химичит!

Крикну громко: – Люблю! – и хлынет
Благодать, в небеса впадая!
Каждый следующий день отныне
Разделю я с тобой, родная!
Будут плавиться в храме свечи,
Будут падать дожди с рябины.
Я любовь объявляю вечной,
Ибо души неистребимы!
И, шагая под солнцем рыжим,
Вдруг откроется с ясной силой,
Почему я однажды выжил –
Это ты за меня просила.

Апрель 2015 г.

Я БЫ СКРОМНИЧАТЬ НЕ СТАЛ

Я бы скромничать не стал,
И, покуда в силе,
Я б воспел Туркменистан,
Если б попросили!
Чтоб сказал Туркменбаши
Как-нибудь за пловом:
– Ты, Серёж, давай, пиши,
Культивируй слово!

Если б в Азии я жил,
То, ничуть не дрогнув,
Душу русскую вложил
В каждый иероглиф!
Весь буддизм переложив
В ямбе и хорее,
Я бы с Северной сдружил
Южную Корею!

Переполнен гневом я,
Зарядил строку бы,
И взметнулась песнь моя
В честь мятежной Кубы!
Громыхнула, а потом
Мы бы посидели,
Разливая жгучий ром
В рюмочки с Фиделем.

Выйду, выглажен и брит,
С песней и шоломом!
Здесь, что идиш, что иврит,
Ты почти, как дома!
Красота – паши да сей
Зёрна в землю эту!
Не обидит Моисей
Русского поэта!

От Афин до Вены б я
Прошагал по тропам,
Воспевая бренную
Бабушку Европу.
А потом, душой устав,
Попрощался с нею,
Осознав, что свой устав
Всё-таки роднее!

Нет, чужи мне берега
Бюргеров и янки!
Мне б куда-нибудь в стога
С барышней-крестьянкой!
Да пропасть, струной звеня,
Во хмельном веселье!
Вот уж поняли б меня
Пушкин и Есенин!

Славь, поэт, пером своим
И чужие дали!
Будь, в хорошем смысле, ин-
тернационален!
Для себя ж – сочту за честь
И, покуда в силе,
Буду славить то, что есть
У себя в России!

Не вельмож и не бояр –
Эти ненадолго!
Расскажу я, как моя
Русь плывёт по Волге.
Как корёжило в огне
Тело Сталинграда…
Как у мамы на окне
Выросла рассада.

Эй, поэты, по местам –
Славить край пригожий!
Я бы скромничать не стал,
Да и вам негоже!
Пусть в глубинах наших строк
Родина хранится.
Ну, а там, дойдём, даст Бог,
И до заграницы!

Сентябрь 2015 г., Коктебель, Крым.

МУЗА И СОЛОВЕЙ

-1-
Пахло вымытой дождём хвоей,
Майский город утопал в белом.
Было нас во всём миру – двое,
Были мы с тобой одним целым.
От дыхания земли влажной
Наливались небеса соком,
И, спускаясь вниз, хмельной, бражный
Вечер в улицы сползал с окон.

Мы брели, рука в руке плавясь,
От весеннего дрожа нерва.
Что за сладость – первых чувств завязь!
Что за чудо – поцелуй первый!
Из проулка повернув влево,
Через площадь, через сквер, в арку –
Словно в райский сад Адам с Евой,
Мы входили в полумрак парка.
Меж стареющих дубов жил он,
Он цедил сквозь кроны свет горний.
Как в натруженных руках жилы,
Вылезали из земли корни.

И по этим по корням шли мы,
От весеннего дрожа цвета,
Через долгие свои зимы
Шли, дыханием одним греты…

-2-
Было тихо, словно мир замер,
Двух влюблённых в тайники пряча.
И, как выстрел, прямо над нами
Соловей-разбойник вдруг начал!
До глубин достав, до дна сердца,
Пролились, чаруя нас, звуки!
И под страстное его скерцо
Потянулась ты в мои руки!

До сих пор мне по ночам снится,
Как ударило из двух молний,
Как крылами обнялись птицы,
Как огромные сошлись волны!

Я расстегивал тебе платье,
Словно в тайну открывал дверцу…
Соловьи вступили всей ратью,
И вливалась ты в моё сердце
Самой лучшей изо всех музык,
Что звучали на земле прежде!
Никогда ещё моя Муза
Не была со мной такой нежной…

Время поездом неслось скорым,
Время таинства, любви, страсти,
И ложилась ночь, обняв город,
От весеннего дрожа счастья…

-3-
Лишь под утро мы на свет вышли,
Навсегда оставив ночь эту…
Было жарко, и цвела вишня.
Начиналось на земле лето.

Август 2015 г., п. Новомихайловский, Краснодарский край.

РИСУЮ ПО ПАМЯТИ

 

 

 

 

 

 

 

Рисую по памяти, набело,
Как волны в солёном ветру
Резвились и прыгали на берег,
Как будто играли в игру.

Рисую и в облаке прячу я,
Пастелями холст голубя,
Как солнце вскипало горячее,
Едва я касался тебя.

По памяти, кистью промасленной
Скалистое небо граня,
Рисую, как были мы счастливы
Меж камня, воды и огня.

Рисую по памяти, осенью,
Последние вздохи любви –
Холодный вокзал Феодосии
И тёплые руки твои.

А дальше всегда одинаковый
Рисую по памяти вид,
Как небо без удержи плакало,
И билась волна о гранит.

Сентябрь 2015, Крым, Коктебель.

НЕВОЗВРАТИМАЯ

 

 

 

 

 

 

 

 

Невозвратимая, казалось,
С налётом грусти на лице,
Ты подошла ко мне из зала,
Едва закончился концерт.
Толкаясь, публика сновала,
Освобождая душный зал,
А ты меня не узнавала,
И я тебя не узнавал.
Хвалила ты стихи и песни,
Мне говорила, что расту,
А я смотрел из поднебесья
И видел солнечную, ту,
Которой не было роднее,
Былое таинство моё.
Тогда, от страсти пламенея,
Умел дышать я только ею
И задыхался без неё…
Я видел этот карнавал –
И без конца, и без начала,
Где ты меня короновала,
А я тебя короновал!
Где был огонь, где был восторг,
Великий сплав души и тела!
Так, значит, чувство не истлело?
Хоть я давно уже расторг,
Пройдя пустыни и горнила,
Всё то, что нас с тобой роднило…

Гуляла в городе гроза,
В фойе настраивали банджо,
А ты смотрела точно также,
Как много сотен дней назад…

Невозвратимая, ты здесь!
И можно заново проснуться
И наяву тебя коснуться,
И окунуться в эту взвесь
Из вкуса, запаха и цвета,
Из слов, что в сердце у поэта –
Ещё несложенных, неспетых,
Из чувств, которых снова шесть!
Воистину – за перевалом
Да будет новый перевал!
И ты меня поцеловала,
А я тебя поцеловал…

О, день, которого не ждёшь,
Который вне любых раскладов,
Клянусь, он вдесятеро сладок!
И мы с тобой шагнули в дождь,
В начало солнечного круга,
Тому, остывшему сродни,
Спеша вернуть долги друг другу
За все просроченные дни…

Сентябрь 2013 г.

ТЫ УЕХАЛА В КРЫМ

Ты уехала в Крым,
В високосное лето,
Обольщённая лишним
Праздно прожитым днём.
Я остался без крыл,
Я остался без света,
И заплакали вишни
Под осенним дождём.

Ты уехала в Крым,
Не сказав мне ни слова,
В мир согретых просторов
И забытой зимы.
Покатилось авто
Жжёной степью соловой
К небесам, о которых
Столько грезили мы.

Ты уехала в Крым,
Не оставив надежды.
Что ж, за холод безмерный
Извиняться тебе ль?
Только знай, не найдёшь ты
Свои побережья,
Ты забыла, наверно,
Это мой Коктебель!

Ты уехала в Крым,
В вечно новое чудо,
В край, где камень от моря
И от слёз просолён.
Я не буду вторым,
Я и первым не буду.
Буду только единственным
В сердце твоём!

И когда этот мир,
Что от холода сжался,
Станет новой вселенной,
Населённой людьми,
Я возьму тебя в Крым,
В свой, который заждался
И великой поэмы,
И великой любви!

Август 2012 г., Крым, Коктебель

АДАМ И ЕВА

Я хотел бы выпить за ту,
Что нежна ко мне и добра.
Сотворил же Бог красоту
Из Адамова из ребра!
Ну-ка, буря, мне помоги,
Прогони столетья назад –
В дни, когда ещё ни ноги
Не ступало в облачный сад.
Бей, гроза, во сто децибел,
Золотой строкой упади!
Бог над Евой долго сидел,
Не одну неделю, поди!
Положась на сердце своё,
Без линеек и без лекал,
Всё ваял да правил её,
Всё на свет её извлекал!
Руки, ноги, шея, спина…
– Ну, с рожденьем, милая! Будь! –
И она, румяна, стройна,
Задышала в полную грудь!
И позвал Адама Господь.
И опешил бедный Адам!
Тут опешишь, ежели плоть
Никогда не видела дам!

Лейся, свет, с серебряных крыл,
Благодать на землю обрушь!
Ангел им ворота открыл
В край медовых яблонь и груш,
Где добро скользит по лучам,
Но и зло не спит – ведь тогда ж,
В тот же самый день получал
Прековарный змей инструктаж!

А Адам и Ева брели
В тайники любви и греха…
Чувства их росли, как прилив,
Разливались, словно река!
Жизнь сладчайшей тысячью жал
Их сжигала, страсти полна!
…Он её за плечи держал,
И была так близко она,
Так прекрасна, в самом соку,
Как рассвет – чиста, молода…
Я одно понять не могу –
Ну, при чём тут змей, господа?
Ведь когда закат золотой
В полуночный вылился жар,
Он в саду, под яблоней той
Все бока себе отлежал!

Без любви планета бедна,
Как без солнца, как без морей!
Я хотел бы выпить до дна
За праматерь всех матерей!
Суть природы – мать и отец,
Сколько атом не половинь!
Хорошо придумал Творец –
Мир делить на янь и на инь!

Пусть смеются, любят, грешат,
Носят платья и пиджаки!
До конца стиха – только шаг…
Я прошу вас встать, мужики!
Чтобы каждый выпил за ту,
Что нежна к нему и добра…
Сотворил же Бог красоту
Из Адамова из ребра!

Февраль 2015 – февраль 2016 г.г.

https://www.youtube.com/watch?v=5OjQZL3wrlk

ТАКАЯ ОСЕНЬ

Нет, я не ждал такую Осень,
Она полна огня и сил.
Она туда меня уносит,
Куда никто не уносил.

Сквозь парусиновые выси,
За океаны, за хребты –
Туда, где ждёшь на тёплом мысе
Ещё не встреченная ты.

Мне в этой Осени прохладно,
Не то, что в летнюю жару.
Я запираю дверь в парадной,
Гитару на руки беру,

И с чувством отданного долга
Я эту жизнь вдыхаю в грудь!
Я отдавал себя так долго,
Пора и взять уже чуть-чуть!

И ветром голос мой относит
Вслед запоздалому грачу:
– Мне хорошо с тобою, Осень!
Я больше в лето не хочу!

Август 2016 г., Крым, Коктебель

МУЗА

Она приходит, когда захочет.
Нырнёт нахально ко мне в кровать,
Промолвит, прямо, как ангелочек:
–  Я здесь, мой милый, пора вставать!

– Какая кожа, какое тело! –
Взмурлычу мартовским я котом.
– Нет, скажет Муза, – сначала дело!
Всё остальное, дружок, потом!
Пиши, и будут тебе подарки,
Рифмуй, чтоб ахнул читатель твой!
Держи скорее – блокнот и Паркер, –
И я, от страсти едва живой,
Встаю, влезаю в халат и кресло,
Желая сладких себе побед!
А хулиганка прижмётся тесно
И шепчет в ушко: – Давай, поэт!

И я даю! Я словами сыплю,
Как сыплет фермер в поля зерном!
Даю и грежу, как мы с ней выпьем
И как всю спальню перевернём!
Не уставая, бегут чернила…
Я гениален, я всемогущ!
Я предвкушаю любви горнило,
Звеня ключами от райских кущ!
Беру горстями, а не по крохе,
Спешу скорее досочинить,
Слова нанизываю на строки,
Как будто бус изумрудных нить!

О, Муза, Муза, ты любишь сильных!
Ещё две строчки, и ты моя…

И всякий раз здесь звонит будильник…
Подъём, зарядка, омлет, семья…
Икру на масло кладу уныло,
Сижу, потерянный, оттого,
Что точно помню – чего-то было!
Но вот не помню совсем – чего.
Кручу, как стёртую киноленту,
И понимаю, как ни крути,
Я – лишь один из её клиентов.
Клиентов много у ней, поди!
Подай-ка всем вдохновенной неги –
Поочерёдно, а не в навал!
Она заглянет и к вам, коллеги,
Чтоб я отчаянно ревновал!

Кому такого желать союза?
Кому судьбины желать такой?
Друзья, ищите земную Музу,
Чтобы всегда была под рукой!

Ноябрь 2016 г.

СВЯТЦЫ

-1-
Я разглядывал святцы,
Нюхал дым от кадил.
Мне хотелось остаться,
Только я уходил.
Убегал, не дослушав,
И, смятеньем влеком,
Успокаивал душу
У домашних икон,
Жёг лампадное масло,
Рассуждая с собой,
Что для праведной паствы
Я – отшельный, не свой.
Кто я, космополит, им,
Ну, какая родня?
Ни посту, ни молитвам
Не учили меня.
Я, покуда их вера
Обрастала хрящом,
Больше четверти века
Даже не был крещён…

-2-
По другому бы, лучше
Жизнь сложилась моя,
Если к Богу приучен
Был бы сызмальства я.
Лишь представлю, как дружно,
С остальной ребятнёй
На воскресную службу
Шли бы всею семьёй.
Где б учили нормальным
И людским языком
Нас не кодекс моральный
Чтить, а Божий Закон.

-3-
Как вода из колодца,
Этот холоден стих.
Полстраны наберётся
Малобожных таких!
Не сады – огороды
В душах, ночи черней.
Не подняться народу
Без духовных корней!

Так кого же к ответу?
Говори и не трусь!
Скоро век, как Советы
Обезбожили Русь!
Не покаялись. Что им?
Им – зачем благодать?
Верно. Окна зашторив,
Разве свет увидать?
Льётся слово по строкам
С нескрываемым злом –
Самым страшным уроком
Стал духовный разлом!
Разве может померкнуть,
Как в отцовом селе
Раскрасавицу-Церковь
Волокли по земле,
Окаянным зарядом
Разорвав изнутри!
Это – вот, это – рядом,
Обернись, посмотри!

-4-
Вот что думаю, братцы,
Нет иного пути,
Надо в душах – убраться,
Надо в церковь – войти!
Я другую дорогу
Не открою для всех,
Чем довериться Богу
И замаливать грех
Перед тем, кто всевышен,
Перед тем, кто распят.

Кайся, Русь, и услышат.
Кайся, Русь, и простят!

Начато – февраль 2016 г., Санкт-Петербург.
Окончено – январь 2017 г., Белоозёрский

ПОКА ДЫШУ

Пока дышу, едва ль смогу я
Забыть об этом дивном дне,
Как целовал тебя, нагую,
На лебединой простыне.
Когда, вскипая раз за разом,
В лицо дышала жарко ты,
И опрокидывался разум,
Как от тяжёлой наркоты.
А мы всё смешивали чувства
В огнеопаснейшую смесь,
И я сжимал тебя до хруста,
И, наконец, взрывался весь!

Пока дышу, я буду помнить,
И будет ярко, только тронь,
Гореть внутри, как будто в домне,
Испепеляющий огонь!
Я вновь солёными губами
На поцелуй отвечу твой,
И отворит послушно память,
Как, погружаясь с головой,
В мятежном озере я плавал,
Ещё не тронутом людьми…
Мне неподвластно – Бог ли, Дьявол
Нам выдаёт такие дни?
И есть ли грех? – Он мне неведом!
Меня – запри в стальную клеть
И хоть до смерти исповедуй –
О чём я должен сожалеть?

Неважно, кем он был подарен,
Наш день, небесно-голубой.
Я бесконечно благодарен,
Что разделил его с тобой.
И пусть потом я видел сотни
Других прекрасных юных тел,
Я от себя легко их отнял,
А от тебя – не откипел.
И потому безмерно дольше
Тот вкус, в котором соль Земли,
Мы просто душам дали больше,
Чем нашей плоти дать смогли.
Мы с этим днём – неразделимы,
Неразделимы ни на миг,
Как два ручья перетекли мы
В один серебряный родник!
И он живёт, неиссякаем,
Освящена его вода,
И с этим маленьким, но раем
Я поплыву через года,
Доверив мысль друзьям извечным –
Бумаге и карандашу,
Я буду плыть под небом млечным
И вспоминать, пока дышу,
И просто знать – всегда смогу я
Забыться в этом дивном дне
И целовать тебя, нагую,
На лебединой простыне…

Февраль 2017, Санкт-Петербург

ГРАЧИ

Сколь вен и праг ни истопчи,
Сколь ни бросай в фонтан монеты,
По мне – Москвы милее нету,
Когда домой летят грачи.

Им так не терпится взглянуть
На их оставленные гнезда,
Что сквозь ещё морозный воздух
Они спешат в обратный путь.

И по-хозяйски, в тот же день,
Ругая ветреную стужу,
Над колокольнями закружат,
Начнут такую хлопотень,

Что, уловив: не время сну,
Что все заждались – ручейка бы! –
Год, поворачиваясь на бок,
Возьмёт и выдохнет весну!

Март 2017 г.

СИНЕМАТОГРАФ

Я обожаю синематограф,
Него я ради – на всё готов!
Побольше б фильмов – хороших, добрых,
Патриотичных, в конце концов!

Их снять – не каш наварить из полбы,
Нужны идеи, сюжет, зерно!
Но Голливуду – что в лоб, что по лбу!
Они снимают не то кино!

У них там барышни всё нагее,
И всё кровавей боевики,
А дяди – Господи! – гей на гее!
Как будто вымерли мужики!

У них с экранов не сходят монстры,
Да всё чудовищней и страшней!
Приличным людям не скрыться просто
От этих челюстей и клешней!

Давай, страна, создадим ядро мы!
Мы против киборгов и годзилл!
Мы снимем наше –  про космодромы
И про успехи завода ЗИЛ!

Я докричусь до Серёг и Танек:
Да ну Америку! Хрен бы с ней!
Давайте выстроим свой Титаник!
Давайте вырастим свой Дисней!

Ну да, накладно, но сколько выгод –
Поднимем целый культурный пласт!
Синематограф народу мигом
Живую силу свою отдаст!

Давайте ж сразу, не отступая,
Соединимся в большом труде!
В 3D в атаку помчит Чапаев,
А может даже в 4D!

Да я от счастья неделю пил бы,
Победной песней пугая дам!
Пусть обзвонятся Ван Дамм и Спилберг –
Трудоустроим, чего уж там!

Так больше фильмов – хороших, добрых,
Так больше чувства – тебе и мне!
Да воцарится синематограф,
Любовь и голуби на земле!

Придём в кино мы искусства ради,
За пищей – сердцу, душе, уму!
И я тебя на последнем ряде,
Такую милую, обниму…

Апрель 2017 г.

КОСМОС НА ДВОИХ

Когда-то он придёт,
Последний вдох, но ведь
Тобою всё равно
Я буду вдохноветь!

Из Космоса к тебе
По звёздному лучу
Я утренним стихом
Неслышно прилечу.

И ты, узнав строку,
Такая вскрикнешь: – Ах!
И будешь отвечать,
Рифмуя впопыхах,

Ликуя, что вот так,
Тебе ночами снясь,
Вступаю я с тобой
В космическую связь.

А дальше – лишь свою
Страничку посети,
И вырвутся стихи,
Помчатся по Сети!

Свободные, рванут
И понесутся вдаль,
Куда-то за миры,
Куда-то в Зазеркаль!

И, накопив огня,
Шальные, как снаряд,
Они сойдут с орбит
И в звёзды полетят,

Туда, где чистый свет,
Где вечен он и тих,
Где делится Любовь
И Космос на двоих.

Туда, где наш с тобою
Космос на двоих…

Март 2017 г.

ПРОСТО ЖЕНЩИНА

Хотя я дань отдаю не меньшую
Твоим талантам, душе, уму,
Но временами ты просто женщина,
И можешь дать мне себя саму!

Такого трепета – да поди, сыщи!
Как лучик света в столетней мгле,
Ты можешь сделать меня счастливейшим
Из всех счастливейших на земле!

Когда лучины одно движение –
И вспыхнет пламя шальных костров!
Когда сжимает от предвкушения
Землетрясений и катастроф,

Как водопад, по уступам скатится,
Сбежит с твоих золочёных плеч
К моим ногам голубое платьице,
Чтоб чистым озером на пол лечь…

Апрель 2017 г.

МАМИН СИБИРЯК

Он ведёт себя, как барин,
Как король себя ведёт.
Тётей Галей был подарен
Маскарадный*** этот кот.

Сунув мелкого за лацкан,
Я принёс его домой.
И с тех пор живёт, заласкан
Всею нашею семьёй!

Ты его толстенным лапам
Лучше воли не давай.
Кто ещё не оцарапан?
Ну-ка, в очередь вставай!

Но как только повернётся
Ключик мамин во дверях,
Весь о ноги изотрётся
Этот мамин сибиряк!

Знает, знает наш котейка –
Есть у мамы для него
В холодильнике индейка
И ещё нибудь-чего!

Сытый кот… Чего ж дороже
Для хозяйки на земле?
Он разлечься даже может
На обеденном столе!

Знает кот, что он любимый,
Что не чают в нём души.
Глянет глазом голубым он:
Чё сидишь? Давай, чеши!

Апрель 2017 г.

*** Невская Маскарадная кошка — это Сибирская кошка нарядного сиамского окраса с яркими голубыми глазами. У неваков крупное, мускулистое тело, крупные, толстые лапы, густая, с плотным подшерстком шерсть и великолепный пушистый сибирский хвост. Мордочку взрослой кошки также украшает темная маска, цвет которой зависит от окраса. (Википедия)

ДАВАЙ, МАЛЫШ!

Бежали чтоб ручьи со снежных куч,
И чтобы птицы в небе не стихали,
Давай, малыш, скорей меня соскучь
Волнующими вешними стихами.

Чтоб загорелась ночь от звёздных стай,
Чтоб юною листвой взрывались почки,
Давай, малыш, скорей меня растай,
Сложи из слов волшебные цепочки!

Пускай дойдут до сердца, до души,
Чтоб задохнуться майскою сиренью!
Давай, малыш, скорей меня впиши
В весенние свои стихотворенья!

Май 2017 г.

ПОСЛЕДНИЙ ЗВОНОК

А день – целиком из тепла и света,
И майские яблони в белой крошке.
Однажды, на стыке весны и лета,
Ты вдруг понимаешь, что детство в прошлом.

И память туда уведёт мысли,
Где старая школьная ель дремлет,
Туда, где учили слагать числа,
Туда, где учили любить землю,

Где грызлись по крохам наук глыбы.
Да разве же можно забыть это?
Ведь главный ЕГЭ – это твой выбор,
Меж злом и добром, между тьмой и светом!

Тебе в этот мир открывать двери!
Иди, побеждай! Только дай слово,
Что ты, не забыв свой родной берег,
Однажды вернёшься сюда снова

И, взрослый, красивый и полный силы,
Ты вспомнишь вот эти мои строчки,
И в школу свою приведёшь сына,
А, как вариант, – приведёшь дочку!

И снова покатится школьный поезд,
И будут на картах искать Чили.
А ты подойди, поклонись в пояс
Тем людям, какие тебя учили!

Учили любить, созидать, мыслить,
По белой бумаге писать чёрным.
Так колосу нужно ещё вызреть,
Чтоб новою жизнью взросли зёрна.

А дальше – вперёд, по крутым дорогам,
Не будут в России они ровнее.
А нужно ещё не забыть про Бога.
И, может быть, это всего главнее.

Сейчас прозвенит, и уйдёт в Лету,
И праздник искристым вином брызнет!
И вновь – от звонка до звонка – лето,
Как всё – от звонка до звонка – в жизни.

Май 2014 г.

ОТЦУ РОМАНУ

Церковь – как невеста в белом платьишке –
Залита и золотом, и солнцем.
Повезло же нам, ребята, с батюшкой!
Повезло же нам, белоозёрцам!

Напишу я буквами заглавными:
Человек – душой своей, делами
Создал Храм, обитель православную,
Всех святых собрав под куполами!

Но не за одни дела церковные
Он любовь народа заработал.
Он несёт, конечно же, духовное,
Но ещё душевное несёт он!

Фестивали, Чтенья – как отдушины,
И светло, и нравственно, и ново!
И растём, растём мы с вами душами
Через песню, музыку и слово!

Настоит он и любви, и мира нам
На молитвах Божьих, как на травах.
Я б давно его канонизировал,
Если бы имел такое право!

Этот взгляд с какой-то Божьей искоркой,
Бороды серебряные нити…
Приходите все к нему на исповедь,
За добром, за Верой приходите.

И скажу любому без обмана я,
От души скажу, чего теперь уж?
– Загляни в глаза Отца Романовы –
Загляни – и в Господа поверишь!..

Май 2017 г.

КОСТРОМА

От столицы золочёной
Ни на миг покоя нет…
Сговорю-ка двух девчонок
В Кострому на уик-енд!
Ровно в пять закроем офис,
Сложим папочки в ряды
И поедем рвать морковь из
Непрополотой гряды.
Всё, беру Катюху с Анькой,
Девки – бомбы, всё при них!
Там, в деревне, домик с банькой,
С сеновалом на троих.
Там леса и бездорожье,
Вот, где душу отвести!
Голубику есть поволжью
Будем прямо из горсти!
Козы, овцы, как же клёво!
Целый день и «ме» и «бе»!
Ни тебе ни Киселёва,
Ни Медведева тебе!
Чай с малиной, птичий гомон,
Пчёлы трудятся в саду;
Дядя Коля с самогоном
На калгане, на меду.
Вот оно – моё, большое,
Вот она – живая Русь!
Ну, когда же всей душою
Я к тебе переберусь?
Как птенец своей скворешней,
Я тобою дорожу!
Про девчонок я, конечно,
Написал для куражу…
Ну-ка, девушки, разгрузьте
Тяжеленную строку,
Потому как я без грусти
О деревне не смогу!
А когда потянет стиш мой
Уж совсем на откровень,
Крикну я : – У нас почти что
Не осталось деревень!
Где ж вы, сени мои, сени?
Впору волю дать слезам…
Что Некрасов, что Есенин –
Не поверили б глазам!
Клянчат дяденьки на пиво,
И расхристаны дома,
Всюду пустошь да крапива –
Что Рязань, что Кострома.
Напишу, себя измаяв:
Как, ребята, ни крути,
Даже тысяча Мамаев
Не смогли бы так пройти!
Остаётся лишь поокать
У разбитых у корыт,
Забрести в траву по локоть
И расплакаться навзрыд
По дворам, судьбой измятым
На труху и кирпичи,
По наседкам и цыплятам,
По ватрушкам из печи,
По садам цветущим вешним,
По крестьянской по страде,
По церквушкам, по скворешням,
По колодезной воде,
По тому, что твёрже кремня,
Что зовётся «русский дух»…
– Ведь поднимется деревня,
Как ты думаешь, Катюх?
Не века ж лежать медведем,
Будет, будет по уму!
А давайте все поедем
Под Рязань и Кострому!
Надышаться вечерами,
На земле своей пожить.
И к её кровящей ране
Подорожник приложить…
Июнь 2017 г. Пореч, Хорватия

НАЧИСТОТУ

Моему другу Игорю Александровичу Дудину

-1-
Проказник Май как будто мелом
Осыпал вишни у ручья.
Ты шла навстречу в платье белом –
Такая милая, ничья!
Красавиц видел я немало,
Но тут – хоть глаз не отводи:
От ног твоих в огонь бросало,
В озноб бросало от груди!
А дальше – всё, как самый-самый
Наисладчайший в жизни сон:
Рассвет вдвоём, знакомство с мамой
И два кольца, и Мендельсон…

Какие были две недели!..
А дальше – будни начались.
Недолго ангелы нам пели,
Всё покатилось с горки вниз,
Рвануло, как из катапульты!
А объяснения просты:
Я не встречал такого культа,
Такого культа чистоты!

-2-
Так вот, воскресным утром ранним,
Когда так мирно мне спалось,
Внезапно, как авиалайнер,
Включился в спальне пылесос!
Ты на меня взглянула зорко,
Как гегемон на низший класс,
И генеральная уборка
По всей квартире началась!
И ты командовала, прямо
Как прирождённый адмирал:
– Вперёд! – и мама мыла рамы,
А я паркеты натирал!
Едва протискиваясь в двери,
Таскал ковры туда-сюда,
Потом менял в подушках перья –
И так до вечера, когда
Решился на поступок храбрый,
Тебя и маму возмутив –
Сел и, к стене отставив швабру,
Включил «Спартак» — «Локомотив»!..

-3-
Видали вы в пустыне бурю?
Видали в океане шторм?
Отряд из двух взъярённых фурий
Накрыл меня лавиной с гор!
И под чудовищным напором
Я дрогнул, парни, и тотчас
Капитулировал с позором,
И выбивать пошёл палас…

-4-
Потом был мир, худой и зыбкий,
Как у Шер-Хана и Балу,
И ты играла мне на скрипке
На свежевымытом полу.
Менялись дни, как покрывала,
Я жил в стерильнейшей среде –
Ты даже воздух фильтровала,
Не говоря уж о воде!
Бельё, как сахарное, было,
Стерилизованной – еда,
С домашних тапочек бахилы
Мы не снимали никогда!

И вот на этот антураж я
Смотрел, чернея от тоски,
И мне хотелось в день вчерашний –
Под стул забрасывать носки!
Надеть шузы на босу ногу,
Хлебнуть столовского борща!
И чтоб футбол, и пива много,
Да с коллективом, сообща!

И понял я, что всё, ни шагу
По этим девственным коврам!
И я ушёл к себе в общагу,
К своим небритым пацанам.
Сижу в Сети, болтаюсь в чатах,
Но чую – где-то в глубине –
Пусть невеликий отпечаток,
Но ты оставила во мне!
Недаром друг мой Игорь Саныч
Смеётся надо мной уже:
Я чищу обувь, бреюсь на ночь,
Я мою пол на этаже!
И даже думаю собрать я
Друзей с серьгами и тату,
Чтоб заявить: – Пора, собратья,
Поговорить. Начистоту!

Июнь 2017 г.

ЭКОЛОГ

То день длиннее ночи,
То ночь длиннее дня.
Всё это очень-очень
Нервирует меня.

Аж закипаю весь я,
Лишь торкнется во мне –
Как мало равновесья
Осталось на земле!

Какая там нирвана,
Какие пикники?
Мелеют океаны,
И тают ледники!

А мы уткнёмся в блоги –
Нам не до ледников!
От этих экологий
И социум таков –

Насквозь пропит, изношен,
Как вымя у коров,
Он тоже перекошен,
Он тоже не здоров!

Кому-то – всё! А я-то?
Ни лавров, ни олив.
Мне кажется, ребята,
Что мир несправедлив!

В гаремах – женщин залежь,
По сотне жён, глядишь!
А тут одна, одна лишь,
И той не угодишь!

Нет, путь до счастья долог.
Умерь, дружок, свой пыл.
Эх, был бы я эколог,
Да самый главный был,

Сказал бы всем: – Пора, блин,
Хорош катиться вниз!
Берись, народ, за грабли,
За веники берись!

По городам и весям
С метёлками пройдём
И всё уравновесим,
В порядок приведём!

Ведь если чисто дома
И празднично от душ,
Уютно всем – и Хомо,
И Сапиенс к тому ж!

Давайте же, ребята,
Все выметем углы
И будем жить без мата,
Без рюмки, без иглы!

И мы сильнее станем,
А, если захотим,
Легко и день растянем,
И ночь укоротим!

Июнь 2017 г.

ПОЛУОСТРОВ

Мне с тобой о пережитом
Говорить светло и просто!
Между двух морей лежит он,
Наш далёкий полуостров.
Мы туда, отживши зиму,
Вечным воздухом напиться,
Два замерзших пилигрима,
Возвращаемся, как птицы.
Нам, крылатым, век намерил
Две судьбы, одну дорожку.
Это море, этот берег –
Всё всерьёз, не понарошку!
Посмотри, как вдохновенно
Небосвод звездами вышит!
И отныне всё, наверно,
Будет так, как мы напишем!
Потому что звёзды эти
Над тобою что-то значат,
Потому что всё на свете
Только так, а не иначе!
Разве много надо людям
Под лазоревой небесью?
Просто будь – и будь, что будет!
А оно же БУДЕТ, если
Жить, любить, творить – беспечно,
Ни секунды не фальшивя,
И о малом, и о вечном –
Равно буквами большими!
Расставлять слова по росту,
Жить, заглядывая в святцы,
И на этот полуостров
Бесконечно возвращаться…

***
Говорить о пережитом –
Это так светло и просто.
Между двух сердец лежит он,
Наш с тобою полуостров,
Где, конечно, помнят зори,
Как тогда, ушедшим летом
После нас осталось море
Тяжелей на две монеты…
Сентябрь 2017 г.

ПРОКОФИЙ

Всё о кофейных зёрнах
Знает моя строка!
Кофе бывает чёрным,
Если без молока.

А для молочных рек-то –
Кофе – такой начин!
Не сосчитать ристреттов,
Латтов и капучин!

Нет, никогда мне к чаям
Не разбудить любовь –
Я без кофей дичаю,
Я не могу без кофь!

Ценен и уважаем
Каждый кофейный вид –
Кофе тебя сближает,
Греет тебя, бодрит,

Дразнит и искушает,
Как романтичный брют!
Кофе – его вкушают,
Кофе – его не пьют.

Память рисует зримо
В нежных тонах пастель…
Кто на Земле любимым
Кофе не нёс в постель?

Вот он обжарен, смолот.
Утро, и мы одни.
Этот кофейный голод
Только тебе сродни!

В турке уже дымится,
Запах волнует грудь.
Можно чуть-чуть корицы,
Можно весны чуть-чуть!

Ты уж давай получше,
Сердцем его готовь,
Чтоб на кофейной гуще
Выпала нам любовь!

Сентябрь 2017 г.

ГОРОД МАСТЕРОВ

Грустит в какой-нибудь Коломне
Поэт за письменным столом…
Давай со мной в каменоломни,
Махнём киркою да кайлом!

Пускай от них ладоням больно,
А воздух пылен и грозов,
Но путь наверх – всегда из штольни,
Всегда – со дна, всегда – с низов.

Поверь, не истоптав обочин,
Тебе не встать на главный путь.
Побудь сперва разнорабочим,
Сперва подсобником побудь!

Потом свою воздвигнешь Трою,
А прежде – истина стара –
Смотри, как строили и строят
Дворцы другие мастера!

Побегай с тачкой и лопатой,
Бетон в корытах помеси,
А возмужаешь, вот тогда-то
Господней помощи проси,

Берись умелыми руками
И начинай, ретив и рьян!
Песок, цемент, вода и камень –
Вот твой исходный материал!

Вот так становятся поэтом.
Отныне – через не могу –
Ищи слова, как самоцветы,
Равняй по уровню строку!

Не бойся каменной пустыни,
Ты здесь хозяин, а не раб!
Ты вольный каменщик отныне,
Ты сам – и зодчий, и прораб!

Теперь без зависти и лени,
Не чая славы и даров,
Давай, поэт, руби ступени
К вершине – в город мастеров!

Не сосчитаю, сколько раз он
Мне снился, даже не берусь!
Там легкокрылые пегасы
Катают легконогих муз!

Там все равны и все небесны,
Там солнце спит на берегу,
А чувства искренне и честно
Ложатся в чистую строку.

Дай Бог года, талант и силы
Не разменять на пустяки,
Чтоб семенами разносило
По всей земле мои стихи!

Дай Бог побольше тронуть душ им,
Даруя пищу, воздух, свет!
Ведь ради вот таких отдушин
Он и рождается, поэт!

Пойду ж тропой непроторённой
Искать не спетое, своё,
Самою жизнью вдохновлённый
На воспевание её,

Благословляя дни, когда мне
Доверит Божия рука
Слова укладывать, как камни,
В дом человечий на века!

Октябрь 2017 г.

КРИТИК

Родился стих, как будто вытек
Из переполненной души!
И – на тебе! Явился критик:
– Голубчик, больше не пиши!

Решай-ка лучше логарифмы,
Езжай за клюквой в глухомань!
Ну, что за образ, что за рифмы?
Давай уже, не графомань!

И дальше, рот раскрыть не дав он,
Вещал мне, как миссионер,
Про повторяемость метафор,
Непопадание в размер.

Глумился критик, я же в страхе
Его выслушивал ликбез
Про гекзаметр и амфибрахий,
Брахиколон и анапест,

Как будто донага раздели
И бичевали до рубцов!
Казалось, за меня краснели
И Евтушенко, и Рубцов!

А критик жёг, терзая душу,
Парил свободно и легко!
И вдруг сказал: – А вот послушай
Моё последнее стихо!

И я, строке его доверясь,
Внимал с почтением ему,
А он понёс такую ересь –
До сотрясения в уму!

И я, друзья, почуял честно,
Когда сказал ему: – Х…рня! –
Что вся российская словесность
Вмиг отвернулась от меня!

О, люди, рассудите вы нас –
С каких-таких случилось лет –
Коль пишешь так, что мозг на вынос,
То называешься – Поэт?

***
Что мне паденья и ушибы,
Что гневных критиков табу?
До человеческой души бы
Мои стихи нашли тропу!

Пусть не рубины, не опалы,
Так – разноцветные мелки.
Они родятся, где попало,
Как луговые васильки.

По Переславлям да Солотчам
Пускай, беспечные, растут.
Какой я всё-таки молодчик,
Что не пошёл в литинститут!

Декабрь 2017 г.

ЖАЖДА

Через овраг, через ухаб ли,
Я брёл неведомо куда.
Воды живительной ни капли,
А только жар и духота!

Земля – горячая, сухая,
В себя напитывала зной,
И, без воды пересыхая,
Весь этот мир страдал со мной.

Я звал грозу, я шёл на запах,
Не чуя огненных подошв,
И лес стоял на задних лапах,
Стоял, выпрашивая дождь!

И я кричал – надрывно, зычно,
Кричал и бесам, и богам,
Кричал, как варвар, как язычник:
– Сойди же, Дождь, к моим ногам!

Нахлынь – хоть бурей смертной, раз уж
Душа пустынна и утла! –
И я ломился в эту засушь,
И выгорал почти дотла…

***
Так продолжалось долго, аж до
Восторга в ливневой волшбе!
То был сезон великой жажды,
Великой жажды по тебе.

Январь 2018 г.

ОДУВАНЧИК

День весенний так обманчив:
То – как туча, то – как шёлк!
Милый, милый одуванчик,
Как же юн ты, как же жёлт!

Солнце рыжее пасётся
В небосиневом кругу –
Одуванчики под солнцем,
Как цыплята на лугу!

Огонёчки полевые,
Сквозь нечёсаную сныть
Дружно вытянули выи –
Солнца вешнего испить!

***
Но весна отсоловьится –
Тяжек времени каблук!
Побелеет, отжелтится
Одуванчиковый луг,

Полетят, завьются дымкой, – 
Только дунет ветерок, –
Невесомые сединки
По обочинам дорог,

По лугам, опушкам, поймам,
Упадать в земную плоть,
Чтоб задумалось с тобой нам:
Хорошо решил Господь! –

Божьим словом, Божьим делом
Прописал живого суть:
Все, кто есть на свете белом,
За собой оставят путь!

Вот и наше, человечье,
Одуванчику под стать:
Уходить, чтоб бесконечно
Новой жизнью прорастать!..

                Январь 2018 г.

SANTA FE

Везу хозяина в кафе –
Там ланч и всякие закуски.
My name is Hundai Santa Fe!
(Примерно так же и по-русски).Везу, намыта и чиста,
Раскосо вспыхивают фары.
Я разгонюсь легко до ста
И торможу перед радаром –

Ведь понавесят – не зажечь!
А так хотелось бы скорее!
У нас сегодня столько встреч, –
И я, девчонка из Кореи –

Умна, послушна, горяча
(Дальневосточная натура!),
 Лечу, на «Ауди» рыча:
–  Опять подрезала, немчура!

Да Бог с ней! Главное, что там,
Внутри, не ведая коллизий,
Мой рулевой, мой капитан! –
И для него мурлычет дизель…

Я влюблена. И оттого
Ныряю в самые глубины!
Я столько знаю про него!
(Жена не знает половины…)

И потому я вся горю,
Горю, как звёздочка морская,
И всю себя ему дарю,
Когда его в себя впускаю…

Ах, сколько страсти дремлет в ней,
Клянущей трафики и пробки,
В автоматической моей
Шестиступенчатой коробке…

                Февраль 2018

ТАЕТ СНЕГ

За окном –
Беспомощный, белый,
Тает снег –
Обычное дело!
Топчут снег
Грачиные стаи.
Он уже
Практически стаял.

Город мой
В разводах проталин,
Мокр, пятнист,
Уже не брутален.
Он, теплом
Застигнутый наспех,
Овеснев,
Готовится к Пасхе.

Город солнце
Кушает жадно…
Ах, весна!
Она беспощадна!
Ах, она
Такая стяжалка!
…Только снег
Немножечко жалко.

Он сиял
Под лунной лампадой,
Он на землю
Падал и падал.
Как детей,
Дворы пеленая,
Всё на свете
Заполоняя.

То хлестал
Метелью ершистой,
То котёнком
Белым, пушистым
Он на каждом
Нежился доме
И ложился
К нам на ладони.

Он хрустел
Под валенком рыжим,
Он скрипел
Под лёгкою лыжей.
Шли мы с ним,
Не чувствуя оробь,
Босиком
В крещенскую прорубь.

Уносясь
В сосновые дали,
Мы с тобой
Его обнимали
И  смолёный
Кутали запах
В белый стих
От беличьих лапок…

***
За окном –
Счастливые люди.
Завтра снега
Вовсе не будет.
Припозднится
Только в лесах он,
Бурый, как
Коричневый сахар.

Завтра мир
Весною задышит,
Закипит
От яблонь и вишен.
Будет птично,
Лиственно, жарко.
Только снег
Немножечко жалко…

Апрель 2018 г.

ТАБУН

Ветерок ночной и горяч, и юн,
Сторожит зарю яснолицую.
А повдоль реки спит в лугах табун –
Жеребцов не счесть с кобылицами.
Лейся, песнь моя, в молоке тони,
Лейся, голос мой, в сердце спрятанный!
В заливных лугах чутко спят они
С легконогими жеребятами.
С табуном, пастух, повезло тебе!
Экой божий дар, эка кладезь-то!
Лошадей таких, росших не в злобе,
Терпеливей нет да покладистей.
Хоть паши на них, хоть воюй на них!
Лишь гляди, табунщик, во все глаза,
Чтобы вольный дух в стадо не проник,
А не то бедой упадёт гроза!
Налетят ветра, что деревья гнут,
Что влекут лавины к подножию!
Не спасут тогда ни загон, ни кнут –
Всё сметёт табун расстреноженный…
***
Ветерок летит по долине той
Разбудить зарю яснолицую.
И глядят в зарю жеребец гнедой
С черногривою кобылицею…
2017 г.

 

МЫ С КОЛЯНОМ И ГОСДЕП

В произведении использованы  сцены     
употребления алкоголя и курения табака.  Автор и Минздрав не советуют этим злоупотреблять!

-1-
Злые выпады Госдепа
Мы покроем матерком!
Посидим, почешем репу:
Надо жить своим мирком!

Взяв ноль-пять, обдумав трезво,
Спросим Вову прямо в лоб:
– Где он, занавес железный
От Америк и Европ?

Наказать хотят? Да ща им!
Пусть белугами ревут!
Мы отныне запрещаем
Джаз, джинсу и Голливуд!

Наливай же, друг Микола!
Чтоб не пахло на Руси
Фантой, пепсой, кока-колой,
Маком, Даком, ка-эф-си!

Всё, братва, сдаём билеты –
И границу на засов!
Нам отныне фиолетов
Эппл их и Mайкрософт!

Пусть паяют микросхемы
От Айдахов и до Ют!
Да у нас такие гены –
Всё, что хошь, тебе скуют

Мужики в любом подвале –
Хоть Феррари, хоть Мустанг!
Пусть, чего б ни наковали,
Всё одно – выходит танк,

Мы же в лидеры не метим
По айфонам, как они!
Но зато по танкам этим
Нас, попробуй, догони!

 
Пусть работают в три смены
Дональд Трамп и конгрессмены!

А, давай, Колян, за наших –
Долгий век намечен им –
Эрдоган, Мадуро, Башар,
Лукашенко, Ким Чен Ын!

Тут тебе не маломерки,
Эти парни – только в путь!
Эт тебе не Туск, не Меркель,
Не Макрон какой-нибудь,

Лягушатиной испорчен…
Всё, Америка, гудбай!
Закрывай шлагбаум, Кормчий!
Ну, Никола, наливай!
 
-2-
Обновить пора поляну!
Мы сходили за второй,
И сказал тогда Коляну
Мой лирический герой:

— Можно врозь. Но лучше мирно.
Знаешь, если по уму –
На хрена нам эта ширма –
Быть изгоями в дому? 
 
Пётр рубил окно в Европу,
Не жалея ничего!
Нам ли, Коля, остолопам,
Заколачивать его?

Что мы всё дубинкой машем,
А не жмём на тормоза?
Я и нашим, и не нашим
Прямиком скажу в глаза:

– Как бы вы не заигрались,
Да друг дружку не смели!
Полыхнёт – и всё, и Alles! –
Нету матушки Земли!

Ни Байкала, ни Дуная,
Ни Джоконды, ни Данаи!
Где леса, поля, стада?
Нет планеты! Пустота…

Помолчали. Покурили.
Зелье было под рукой.
И по сотке повторили,
А потом и по другой!

-3-
Не хватило вискаря нам,
Мы добавили пивка…
Подхватила нас с Коляном
Алкогольная река,

Понесла кипящей лавой,
Да куда-то напролом –
Ба! Сидим! И с нами главы
Всей планеты за столом!

Объясняясь еле-еле
С полужестов, полуслов,
Мы братались, пили, пели
И «Катюшу», и битлов!

Не творили мы кумира,
А курили трубку мира!
И в дымок её хмельной
Шарик кутался земной…

-4-
Всё, сливаясь воедино,
Было выпито до дна…
Эх, ты, русская судьбина,
Просыпаться с бодуна!

Тяжело… Одно спасенье –
Похмелиться – и в кровать!
Слава Богу – воскресенье,
На работу не вставать!

                Июнь 2018 г.

ПРОСТО ВЕРУЮ

Я не видел, как мироточит Лик,
чуял Божие лишь во слове я.
Не из высших буду духовных лиг,
из поэтского я сословия! –
Нам ни крохи лжи не вместить в ладонь –
оттолкнет душа, отгородится…
Благодатный мне не сходил огонь,
не являлася Богородица.
Никогда ни слово, ни чувство я
не делил на бесье и ангелье, – 
просто знаю, каждого ждёт своя,
через Библию и Евангелье,
путь-дорога аж до небесных кущ,
всё берёзова да осинова.
Святый Дух прими, всяк, по ней идущ,
равно как Отцово и Сыново….

Ты играй, гитара моя, играй,
находи с душою созвучия,
уноси меня в бесконечный край,
край Великого и Могучего!
Потому что мир наш не так уж плох,
если всё в нём стихослагаемо!
Потому что Слово по сути – Бог,
а поэт по сути – слуга Его!

***
Колокольный звон льётся надо мной
к Благовещенью Богородицы.
и летят, летят журавли домой,
словно две строки в небе сходятся…
Колокольный звон, журавлиный клик  –
всё бери, душа, полной мерою!
Я не видел, как мироточит Лик.
Я не видел. Я просто верую.

                Июнь 2016 г.

 

СТИХИ ПО-САКСКИ

Стихотворение из Крыма, с фестиваля «Интеллигентный сезон», проходившего в августе в г. Саки. Администрация города объявила конкурс на тему «Саки — очевидное, но невероятное!». Так появился этот стих.

Лозунг «Из грязи – в князи» 
Точно пришёл из Сак:
В Саках писак – как грязи,
Грязи же – как писак!

Братец, стихи по-сакски
Стряпают только здесь!
Это тебе не цацки,
Это тебе – поэзь!

Здесь мужички умело
Балуются словцом –
В Саках поэты смело
Падают в грязь лицом!

Город многообразен, 
Статус его высок!
Стих от лечебных грязей
Лишь набирает сок,

Как изабелла в чане,
Зреет на вкус и цвет:
Если идёт сакчанин,
Значит, идёт поэт!

Будь ты из Нагасаки,
Сиднея ли, Дохи –
Если приехал в Саки,
Будешь писать стихи!

                Август 2018 г.

ЧЁРНЫЙ КВАДРАТ

Тогда, невыспанною ночью
Тебя в душе моей селя,
Не чаял я реки молочной
И берегов из киселя.

Но, полыхнув, уже не гасло,
А, лишь безумия подлив, 
В огонь свечи плеснула масла
Рука, скользнувшая под лиф…

Огонь звучал, как Аллилуйя,
Им было всё освящено!
И с каждым новым поцелуем
Я понимал: Оно, Оно!

И я шептал тебе на ушко,
Не уставая целовать,
Что эта тесная однушка
И эта тесная кровать

Есть Рай, и там, на небосводе
Молочный путь для нас един!
Хотя и он, как путь Господен,
Вовеки неисповедим…

И был огонь, и море света,
А вне, сквозь тощи балюстрад
Прохожий видел только это –
Окна чернеющий квадрат,

Тот, за которым был зачёркнут
Наш прежний неоцветший мир…
Теперь мы знаем, что за чёрным
Скрывал великий Казимир!

***
Нам всем дано испить когда-то
Огня из этой глубины!
Ведь мы, как стороны квадрата,
Перед любовию равны!

Дай, Бог, душе за тьмой полночной
Найти цветущие поля,
Чтоб всем хватило рек молочных 
И берегов из киселя…

                Июнь 2018 г.

ВОЛЖСКОЕ

Был день – удивительно долгий
И неповторимый такой.
Бродили мы берегом Волги,
Дышали могучей рекой.

Шли наверх, смотрели со взгорья,
Как меж длинноногих берёз
Сошедшим с холста Лукоморьем
Застыл Левитановский Плёс.

В лужайках с короткою стрижкой,
В кудрявых вишнёвых садах,
В прижатых к домищам домишках,
В примкнутых к причалам судах.

Всё нежилось в солнечной жиле,
Паслись облака вдалеке,
И белые птицы кружили,
И дети купались в реке.

Как много до осени стылой
Ещё оставалось тепла!
И время, казалось, застыло,
Лишь Волга текла и текла.

Картинки придумались наспех –
Огромный, в клоках бороды,
Глотает прожорливый Каспий
Такую громаду воды,

А все эти дивные дали –
Река с облаками и лес –
На мёртвую землю упали
Однажды с бескрайних небес.

И сердце тихонечко ныло,
Дыша благодатью земной,
Но самое главное было –
Ты рядом стояла со мной.

Стояла со светлой улыбкой,
Точёная, словно ладья.
И воздуха было в избытке,
И необратимого дня…

                Август 2014 г. Краснодарский край, Анапа

РУСЬ МОЯ, БОЛЬ МОЯ

Русь моя — боль моя,
Камень лежачий,
Что пересох без воды!
Как тебя, сонную,
Переиначить,
Как отвести от беды?

Снова тебя
Опускают к подножью,
Свет перерезав межой.
Взял тебя силою,
Хитростью, ложью
Кто-то холодный, чужой.

Как ты дала
Всё хорошее выгрызть,
Руки сведя для оков?
Как ты дала
Столько золота выгресть
Ворогам из сундуков?

Вновь на коленях,
Раздета, разута,
С медным крестом на груди.
Вновь через век
Ты беременна смутой –
Господи, не приведи!

Чую, как мхом
Валуны из болота,
Ты покрываешься тьмой.
Чую, как верно
Сползаешь на дно ты,
В гибельный
Тридцать седьмой.

Вижу отступников,
Сброшенных с кручи,
Слышу овчарочий лай!
***
Русь мою, боль мою,
Камень горючий,
Господи, не оставляй!

Март 2018, Тверь

ПОКАЯНИЕ

Без двадцатого века я – не я,
Без двадцатого века мы – не мы!
Для моей страны покаяние –
Это как прожиточный минимум!
Прочитать больше

КАРА-ДАГ

Таял день наш, закатом растроган,
Море солнцу взбивало постель.
Мы по горным скалистым отрогам
Из Курортного* шли в Коктебель.

Пел разбойничий ветер-бродяга,
Стрекотали цикады-звонки,
Впереди же хребты Кара-Дага*
Обнажали свои позвонки.

И хотелось ударить в литавры,
Чтоб восторг в эти горы плескал!
И, казалось, огромные тавры
Наблюдают за нами со скал.

А у неба, над их головами,
Отражая закат золотой,
Как ягнята курчавые к маме,
Облака прижимались к Святой*.

Кара-Даг! Устоявший под лавой,
Замеревший на самом краю!
Молчаливый, могучий, стоглавый,
Не пускающий в душу свою…

Мы, увы, в бесконечное канем,
Наш удел человечий таков.
Но останутся море и камень
Неизменны во веки веков!

Море, временем несокрушимо,
Камень, временем не побеждён!
Будут небо дырявить вершины,
Падать волны солёным дождём!

Будет, вторя Ревущему гроту*,
Ни на йоту нутром не истлев,
Сторожить Золотые Ворота*
Заколдованный каменный Лев*!

Таял день, ставший полностью нашим,
Растворившийся где-то внутри.
Шли мы вверх мимо каменных башен,
Чтоб с вершины воскликнуть: – Смотри!

Чтоб восторженно выдохнуть: – Ух, ты!,
Заискрив, как голицинский брют,
И сойти в Коктебельскую бухту,
В наш счастливый, но краткий приют,

Где тонул, от заката всполошен,
Берег в мареве крымского дня,
И, прищурясь, косматый Волошин
С Кара-Дага глядел на меня.

Сентябрь 2018 г.

*Курортное – посёлок на юго-восточном побережье Крымского полуострова, у подножия горного массива Кара-Даг.

*Кара-Даг – горно-вулканический массив на берегу Чёрного моря. Один из старейших потухших вулканов мира. Кара-Даг претендует на звание места, возле которого Георгий Победоносец одолел гигантского змея и спас местных жителей.

*Святая – гора Святая, самая высокая вершина Кара-Дага (577м)

*Ревущий грот – уникальный природный объект Кара-Дага, 70 метровая пещера в отвесной скале, частично залитая водой. В пещере можно услышать глухой и рокочущий звук, чередующийся правильными интервалами каждые 16-18 сек. Говорят, что здесь бьётся сердце Кара-Дага. Когда море волнуется сильнее, этот рокот переходит в рёв. Греки считали это место входом в Аид, именно здесь Одиссей воспользовался разрешением богов пройти в потусторонний мир.

*Золотые Ворота – прибрежная скала арочной формы у вулканического массива Кара-Даг, символ юго-восточного Крыма.

*Лев –скала Лев, находящаяся в Львиной бухте у подножия Кара-Дага. Получила своё имя из-за поразительного сходства с морским львом. По преданиям, охраняет вход в Золотые Ворота.

ЧЕРНЫЙ КВАДРАТ

Тогда, невыспанною ночью
Тебя в душе моей селя,
Не чаял я реки молочной
И берегов из киселя.
Но, полыхнув, уже не гасло,
А, лишь безумия подлив,
В огонь свечи плеснула масла
Рука, скользнувшая под лиф…
Огонь звучал, как Аллилуйя,
Им было всё освящено!
И с каждым новым поцелуем
Я понимал: Оно, Оно!
И я шептал тебе на ушко,
Не уставая целовать,
Что эта тесная однушка
И эта тесная кровать
Есть Рай, и там, на небосводе
Молочный путь для нас един!
Хотя и он, как путь Господен,
Вовеки неисповедим…
И был огонь, и море света,
А вне, сквозь тощи балюстрад
Прохожий видел только это –
Окна чернеющий квадрат,
Тот, за которым был зачёркнут
Наш прежний неоцветший мир…
Теперь мы знаем, что за чёрным
Скрывал великий Казимир!

***

Нам всем дано испить когда-то
Огня из этой глубины!
Ведь мы, как стороны квадрата,
Перед любовию равны!
Дай, Бог, душе за тьмой полночной
Найти цветущие поля,
Чтоб всем хватило рек молочных
И берегов из киселя…

ПРОСТО ЖЕНЩИНА

Хотя я дань отдаю не меньшую
Твоим талантам, душе, уму,
Но временами ты просто женщина,
И можешь дать мне себя саму!

Такого трепета – да поди, сыщи!
Как лучик света в столетней мгле,
Ты можешь сделать меня счастливейшим
Из всех счастливейших на земле!

Когда лучины одно движение –
И вспыхнет пламя шальных костров!
Когда сжимает от предвкушения
Землетрясений и катастроф,

Как водопад, по уступам скатится,
Сбежит с твоих золочёных плеч
К моим ногам голубое платьице,
Чтоб чистым озером на пол лечь…
Апрель 2017 г.